Архив
Поиск
Press digest
13 декабря 2019 г.
30 июня 2004 г.

Жан-Пьер Перрен | Libération

"Новый Ирак должен стать федеративным, демократическим и плюралистичным"

Бахтияр Амин, курд из Киркука, долгие годы обивал пороги международных организаций, добиваясь от них осуждения репрессий в Ираке. В новом иракском правительстве он получил пост министра по правам человека.

- Можно ли сказать, что вопрос о правах человека при Саддаме Хусейне актуален и сегодня, несмотря на трудную ситуацию в Ираке?

- Иракское население до сих пор страдает от преступлений прошлых лет. Ирак - это страна массовых захоронений. Их уже насчитали 262. Только представьте себе: чтобы "очистить" тюрьму "Абу Грейб", по приказу Кусая, младшего сына Саддама Хусейна, только за один день было расстреляно 2 тысячи заключенных! Каждый день я выслушиваю истории, о которых раньше не знал. Я следил за ситуацией с правами человека на пяти континентах, но то, что происходило здесь, выходит за все мыслимые рамки.

Ирак - это музей преступлений, совершенных режимом, самым диктаторским и самым кровавым со времен Второй мировой войны. По каналам ООН Ирак должен возместить ущерб 2 миллионам граждан и 5 тысячам компаний (последствия вторжения в Кувейт. - Libération). Для этого он должен выделить 350 млрд долларов, к которым добавляются 120 млрд долларов иракских долгов.

Но единственными, кто не получит компенсации, являются иракцы, хотя они подверглись настоящему геноциду. Комитет по расследованию этих преступлений, созданный переходным правительством, и коалиция располагают лишь 25 млн долларов.

Мы пытаемся не быть пленниками прошлого, но о нем нельзя и молчать. Это прошлое - совсем свежее. До сих пор есть семьи, разыскивающие своих близких. Новое министерство по правам человека - первое в истории не только Ирака, но и всего Ближнего Востока. Конечно, в Курдистане аналогичное министерство имелось в каждой из провинций, контролировавшихся курдскими ДПК и ПСК, но на государственном уровне это сделано впервые.

- Как отреагировало ваше министерство на бесчинства американских солдат в "Абу Грейб"?

- Они отвратительны. Никакие пытки не могут быть оправданы. По всему миру прокатилась волна возмущения, и это хорошо! Надеюсь, что это возмущение не носило "избирательного" характера. Что те страны, СМИ и неправительственные организации, которые молчали по поводу преступлений Саддама, но возвысили голос против этих бесчинств, были искренни. Арабская Лига, Совет сотрудничества стран Залива, Организация Исламская конференция... ни одна из них не говорила ни о правах человека, ни о тюрьмах в тех столицах, где эти организации устроили свои штаб-квартиры.

- Вмешиваетесь ли вы в ситуацию в "Абу Грейб"?

- Был учрежден комитет из 9 человек, которые посещают заключенных. С "уголовниками" они могут контактировать ежедневно, с арестованными по подозрению в терроризме - раз в неделю. Теперь родственники могут видеться с заключенными два раза в месяц. За две неделю тюрьму посетили 4 тысячи семей. В иракских тюрьмах будут работать 160 врачей. Новый американский начальник, генерал Миллер, проявил большое желание к сотрудничеству. Он дал мне честное слово, что подобных сцен не повторится и права человека будут соблюдаться.

- Ситуация с правами человека по-прежнему неблагополучна. Боевики продолжают террор, убивают торговцев спиртным...

- Это правда, нарушение совершают и иракцы - полиция, партии... Я делаю все, что в моих силах. По крайней мере, я не молчу. Я организую школьные классы, в которых будут рассказывать о правах человека, напишу книги на эту тему. Отныне в Ираке существует человек, права которого обсуждаются. Он может свободно говорить, люди могут свободно собираться вместе. Раньше личность была постоянно подавлена.

Сегодня можно сменить правительство, не прибегая к государственному перевороту: это уже огромный сдвиг. Ирак, бывший изгоем на международной арене из-за рекордного количества резолюций ООН, принял временное законодательство, в котором прописаны политические права, национальные права, права женщин. Это очень важный политический договор, которым мы должны руководствоваться в будущем.

- По вашему мнению, новое государство может быть только федеративным?

- Национальное государство потерпело крах и не может быть успешным. Новое государство должно признать полиэтничность страны, быть демократическим, плюралистичным и федеративным. Странно, что то, что за границей называют белым, у нас считают черным. Например, федерализм, которым так гордятся Швейцария, США или Канада, изображается в черном свете, когда о нем говорит Ирак. И наоборот: то, что где-то ругают, у нас хвалят, например, пресловутое "сопротивление".

Это оскорбление для движений сопротивления - называть сопротивлением эти темные силы, которым, однако, аплодируют некоторые страны и средства массовой информации. Мы должны победить. Для иракцев последствия поражения будут гораздо худшими, чем для Вашингтона и Лондона. Они были бы для нас катастрофой. Да, американцы совершили ошибки, но это нашими лидерами, их дурными советами они были введены в заблуждение, и теперь мы за это расплачиваемся.

- Как следует судить Саддама Хусейна?

- Исходя из правовых норм и ни в коем случае - из политических соображений. Не нужно давать ему возможности выступать в роли апологета борьбы против колониализма, империализма, сионизма... Его нужно судить за преступления против человечества, геноцид, военные преступления, обычные преступления и нарушение иракского уголовного кодекса.

- Чем вызвано это негативное отношение к международному трибуналу?

- После использования газа против курдов в Халабдже мы годами добивались создания международного трибунала. Невозможно было добиться даже обычной резолюции ООН. Это была стена молчания. Я сам четырнадцать лет обивал пороги ООН, но меня никто не слушал.

Источник: Libération


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru