Архив
Поиск
Press digest
24 ноября 2017 г.
30 июня 2006 г.

Строуб Тэлбот | Financial Times

G8 уже упустила важный шанс

Заголовки новостей с саммита "большой восьмерки", который пройдет в середине июля в Петербурге, вероятнее всего, будут вертеться вокруг того, смогут ли собравшиеся лидеры заставить Иран остановить военную ядерную программу. Приглушенным, хотя и не менее важным является вопрос, сумеют ли семеро гостей убедить хозяина, Владимира Путина, остановить сползание России к авторитаризму и тем самым оправдать ее дальнейшее членство в группе, куда по замыслу входят "крупные промышленно развитые демократии".

В 1998 году лидеры G7 пригласили Бориса Ельцина присоединиться к ним. Они надеялись поддержать Россию в ее движении к созданию плюралистической политической системы, укреплению законности, обеспечению независимости юстиции и интеграции в мировую экономику. Эти принципы зафиксированы в совместных коммюнике. Четыре года спустя, когда в Белом доме был Джордж Буш, а в Кремле - Путин, G8 согласилась провести саммит 2006 года в России.

Но вскоре западные лидеры начали жалеть о своем решении. Путин ставит все более сильный акцент на первых словах в двух его фирменных словосочетаниях - "управляемая демократия" и "диктатура закона". Арест Михаила Ходорковского в 2003 году и методичное разрушение его компании ЮКОС пахнут знакомыми советскими методами - неправовым использованием политической власти для наказания тех, кого режим считает врагами. Как только русские стали называть свою страну "энергетической сверхдержавой", правительство стало использовать нефтегазовые ресурсы для давления на соседей.

Буш, отлично зная о нарастающей проблеме, не торопился высказываться публично и даже говорить о своих опасениях Путину в частном порядке. Главным образом, это происходило потому, что Буш надеялся сделать центром американо-российских отношений войну с терроризмом.

Когда Буш принимал саммит G8 в Джорджии в 2004 году, он подготовил итоговое заявление, в котором не упоминались политические и гражданские ценности, предположительно объединяющие группу. Так же вели себя и другие лидеры, включая канцлера Германии Герхарда Шредера, чьи теплые отношения с Путиным заставляли его закрывать глаза на угрожающие тенденции в России.

На протяжении прошедшего года представители обеих партий в конгрессе США призывали приостановить членство России в "восьмерке" до тех пор, пока "российское правительство не прекратит наступление на демократию и политическую свободу". В феврале сенатор Джон Маккейн, вероятный кандидат в президенты в 2008 году, заявил на Wehrkunde, ежегодной конференции по безопасности в Мюнхене, что он "совсем не уверен, что лидерам G8 следует участвовать в петербургском саммите". Буш надеялся защитить себя от осуждения за поездку в Петербург, позволив вице-президенту Дику Чейни выступить с резкой критикой Путина в мае. Но под председательством Путина маловероятно, что участники саммита будут говорить о нынешнем курсе России.

К счастью, у G8 есть еще один шанс: в будущем году лидеры встретятся на морском курорте Хейлигендамм в Германии. Канцлер Ангела Меркель, выросшая в ГДР, придерживается о России более жесткого мнения, чем Шредер. Она может говорить с Путиным по-русски так же свободно, как Путин говорил со Шредером по-немецки. Во время первого визита в Москву Меркель встретилась с реформаторами и демократами, показав, что Запад о них не забыл.

В будущем году Меркель сможет влиять на повестку дня саммита не меньше, чем Путин в нынешнем году. Встречу можно использовать для обсуждения того, как проводятся в жизнь различные нормы внутренней и внешней политики, по которым все восемь государств пришли к согласию на протяжении последних 15 лет.

Закулисная дипломатия перед саммитом может сформулировать, что эти обязательства должны означать на практике, а также графики, критерии и механизмы мониторинга прогресса. Задача, которую G8 ставит себе на 2007 год и дальше, должна быть сформулирована в терминах выполнения членами имеющихся обязательств. В таком случае у русских не будет законного основания жаловаться, что им предъявляют новые требования и ставят дискриминационные условия. Но чтобы взяться за такую задачу, Меркель нужна поддержка других западных лидеров, включая Буша.

Строуб Тэлбот - президент Brookings Institution, бывший заместитель госсекретаря США

Источник: Financial Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2017 InoPressa.ru