Архив
Поиск
Press digest
22 апреля 2019 г.
30 ноября 2004 г.

Манфред Квиринг | Die Welt

Кремль готов положить демократию на алтарь стабильности

Москва не отдаст Украину просто так. Украина - это колыбель российского государства

В выходные собирались сторонники Виктор Януковича. Депутаты различных уровней съехались в маленький Северодонецк, что на востоке Украины, чтобы продемонстрировать свою поддержку человеку, противостоящему Виктору Ющенко, сторону которого взяла столица и западная часть страны. Среди собравшихся был и Юрий Лужков, могущественный мэр Москвы.

Лужков всегда появляется там, где нужно поднять флаг российской империи и размахивать знаменем российских требований. Будь то Севастополь в Крыму или Аджария в Грузии, московский мэр своим присутствием дает понять, что горячие точки в "ближнем зарубежье", как Москва называет бывшие советские республики, находятся в сфере российских интересов. А поскольку в централизованной России ни один региональный политик не может позволить себе самостоятельных действий во внешней политике, то с полным основанием можно предположить, что Лужков и на этот раз действовал с одобрения хозяина Кремля.

Владимир Путин в украинской предвыборной кампании как до, так и после второго тура пытался прямо-таки с маниакальным упорством протащить кандидатуру Януковича. Однако последние события на Украине обнаружили слабые места как у самого Путина, так и в позиции Москвы. Россия больше не в состоянии навязать свою волю даже ближайшему соседу.

Разочарование Москвы особенно велико потому, что она считает Украину вассалом, естественным и стратегически очень важным. Общие корни лежат глубоко. Киевская Русь, возникшее в IX веке феодальное государство восточных славян, в сферу влияния которого тогда входила и Москва, русские с полным основанием считают колыбелью сегодняшнего российского государства. Именно поэтому, с точки зрения русских, украинцы не могут не чувствовать себя единым целым с Россией и не имеют права отколоться от нее.

Попытка Путина вместе со "славянскими братьями" в лице Украины и Белоруссии плюс Казахстан выковать стержень для вновь окрепшего Содружества Независимых Государств и одновременно подчинить партнеров своей геополитической стратегии, тоже основывается на этой исторической связи.

Путин, который внутри страны действует все более авторитарными методами, мыслит геополитическими категориями. Он хочет, чтобы Россия присутствовала везде, куда распространяется ее сфера влияния. Особенно на Украине. Российская и украинская экономика тесно переплетены. Это касается, прежде всего, военной и космической промышленности, а также энергетики и инфраструктуры. Украина для России была и остается важной страной для обеспечения транзита газа и нефти, которые идут в Европу и приносят России твердую валюту.

Гарантировать Москве соблюдение ее интересов может только стабильность, поэтому, как и в России, Путин положил бы демократические ценности Украины на алтарь стабильности, если бы это было в его силах.

Однако его власть ограничена. Единственной оставшейся сверхдержавой являются Соединенные Штаты, которые все больше проникают в сферы влияния своего прежнего противника по холодной войне. Еще в 1990-е годы, несмотря на эйфорию, вызванную крушением Советского Союза и "медовым месяцем" в отношениях с новой Россией, политики вроде Генри Киссинджера предупреждали, что два больших государства несмотря на начало партнерства всегда будут оставаться конкурентами по причине очень разных интересов.

Вашингтон уже в 1990-е годы попробовал более тесно привязать Украину к западному лагерю. То, что туда как минимум входит Западная Украина, в США после появления тезиса Хантингтона о разграничительной линии между западной и славянской православной цивилизацией никто не берется оспаривать. К тому же американцы в отличие от Западной Европы, похоже, всерьез относятся к политике Путина, которая становится все менее демократичной и более авторитарной.

Политика зигзагов уходящего президента Леонида Кучмы не дала стране никакой перспективы. Его курс на дружбу с бывшим иракским диктатором Саддамом Хусейном и отказ от сближения с ЕС и НАТО воспрепятствовали интеграции Украины в западные структуры. Однако сейчас возникла пауза. Украина имеет шанс на демократическое и открытое развитие, что должно заставить путинскую Россию умерить свои притязания в отношении соседней страны. Однако единственное, что никогда не изменится, - это географическое положение. Киев и Москва останутся соседями, а Вашингтон - далеко.

Источник: Die Welt


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru