Архив
Поиск
Press digest
17 июня 2019 г.
30 ноября 2005 г.

Джонатан Фридленд | The Guardian

Царь XXI века предлагает сделать ему две большие уступки

Многие россияне мирятся с отсутствием демократии, если материально живут хорошо. Должны ли мы выказывать Путину уважение в обмен на газ и нефть?

В воскресенье смешанная группа из представителей либералов, демократов и оппозиции бросит вызов могуществу Владимира Путина на выборах в Московскую городскую думу. У них должны быть предпосылки для успеха: российская столица заполнена образованными, свободными от предрассудков людьми и раньше считалась цитаделью российского движения за демократию. Перефразируя слова из песни Фрэнка Синатры "Голубые глаза": если оппозиция не сможет добиться успеха здесь, она не сможет добиться его нигде.

Но она не добьется успеха. Не нужно быть специалистом по изучению общественного мнения, чтобы знать, что путинская партия "Единая Россия" получит большинство голосов на воскресных выборах. Вы поймете это, если просто поездите по городу, как сделал я на прошлой неделе. Именно путинская партия купила рекламные площади на гигантских щитах, разместив на них свои слоганы на фоне цветов национального флага и стилизованного русского медведя, оставив оппозицию стоять на углах холодных улиц и раздавать прохожим листовки.

Почему Путин, являющийся президентом уже пять лет, оказался в таком доминирующем положении? Если бы это была нормальная политика, то вы бы сказали, что Путин приобрел популярность потому, что он возродил чувство национальной гордости, и это было хорошо воспринято после эпохи Ельцина, когда эксцентричные поступки злоупотребляющего алкоголем президента заставляли краснеть большинство россиян. Вы бы также сказали, что Путин заставил избирателей поверить в то, что Россия вновь может стать сверхдержавой и, что самое главное, при нем произошел экономический бум.

Этот новый уровень материального достатка вызвал бы шок у того, кто последний раз приезжал в Россию в 1988 году, когда полки магазинов были пусты и вся страна была окрашена в унылые серые цвета, и покупки сводились к тому, что человек покупал пластину замороженного маргарина, который, как утверждалось, является мороженым. Сейчас улицы кишат "Мерседесами" и BMW, прямо напротив могилы Ленина на Красной площади находятся магазины Louis Vuitton и Christian Dior, и казино "Новый Арбат" освещено таким ярким пульсирующим неоновым светом, что выглядит как восточный Лас-Вегас. Попивая чай в кафе "Пушкин", вы сможете поверить в то, что в Москве больше долларовых миллиардеров, чем в любом другом городе мира (по последним данным, 36 человек), а миллионеров - 88 тысяч.

Стали богаче не только олигархи, разъезжающие на лимузинах "Ламборджини". Национальный ВВП вырос более чем в три раза и составил 700 млрд долларов, в то время как среднемесячная зарплата выросла от 80 долларов в 2000 году до 200 долларов сегодня: рост не большой, но достаточный для того, чтобы понять, почему большинство россиян рады позволить Путину находиться у власти.

Такое объяснение было бы приемлемым, если бы в воскресенье прошли нормальные выборы в условиях нормальной демократии. Но Россия вряд ли может соответствовать этому определению. Да, здесь есть свободы, которые нельзя было представить в прошлые времена, когда я последний раз был в России: вы можете встретиться с Сашей Петровым из организации Human Rights Watch в его офисе, а не в каком-то тайном месте, и он изложит вам свои опасения - Россия, мол, движется к однопартийному государству - во весь голос, а не шепотом. Здесь есть независимые интернет-издания, а также газеты, критикующие правительство. Основные свободы - свобода религии, передвижения и право владения частной собственностью - сейчас принимаются как должное. Но демократия - это другое.

Телевидение предоставляет эфир Путину и паре штатных критиков, в том числе шутовскому ксенофобу Владимиру Жириновскому, чьи антисемитские выпады Кремль терпит (если не спонсирует) потому, что они являются полезной отдушиной. Кроме того, это привлекает телезрителей. Неудивительно, что любой национальный телевизионный канал сегодня принадлежит либо государству, либо государственной компании.

Оппозиция, лишенная доступа к телевидению, делающему политику в России, также испытывает нехватку денег. Кремль позаботился об этом, заключив в тюрьму самого богатого человека в России, Михаила Ходорковского. Какими бы ни были выдвинутые против него официальные обвинения, его "преступление" понятно: наличие политических амбиций. Тем самым российской бизнес-элите был послан сигнал: мы раздавим вас, если полезете в политику. В результате мало кто осмеливается сегодня финансировать какую бы то ни было политическую деятельность. Политическое пространство сужается, в том числе из-за ужесточения правил по отношению к некоммерческим организациям с иностранным участием - что можно рассматривать как курс на закрытие исследовательских и правозащитных организаций.

Сегодня, если вы хотите услышать меседж демократов, вам придется самому отправиться к демократам. Я был в штаб-квартире "Яблока", прозападной либеральной партии, которая будет счастлива, если сможет напомнить о себе в ходе предстоящих выборов. Лидер "Яблока" Григорий Явлинский набрал 22% голосов в 2000 году, когда он был соперником Путина на президентских выборах, сегодня же он почти не имеет доступа к СМИ. Описывая состояние российской демократии, Явлинский рассказывает шутку о пациенте, которого везут на каталке санитары больницы. Пациент спрашивает, куда его везут. "В морг". - "Так я еще живой". - "Так мы еще не доехали".

Иными словами, у российской демократии могут быть внешние признаки того, что она еще живет, но они просуществуют недолго. Александр Петров, руководитель московского бюро организации Human Rights Watch, называет эту политическую систему "вылепленной из воска": она напоминает настоящую систему, с президентом, парламентом и выборами, но это не должно сбивать вас с толку, это - фальшивка. Вся власть и каждое значимое решение - в руках одного человека. Путин назначает мэров и губернаторов российских регионов, которых раньше избирали на всенародных выборах, он назначает не только министров, но и глав огромных нефтяных и газовых компаний, в которых государство является единственным крупнейшим акционером. Граница между бизнесом и правительством стерта, и на вершине всего находится Путин, царь XXI века.

Президент словно предлагает, чтобы ему сделали две большие уступки. Первую уступку он просит сделать от народа. Откажитесь от демократии, говорит он, и в ответ я дам вам процветание. У вас не будет возможности голосовать на выборах, но вы сможете рассчитывать на укрепление рубля. Поскольку цены на нефть остаются высокими, я сделаю всех нас богаче.

Вторую уступку от просит сделать от мирового сообщества. Я гарантирую вам стабильные поставки нефти и особенно - газа, который вам нужен. Я помогу вам иметь дело с такими нарушителями спокойствия, как Иран, Афганистан и Северная Корея, и заставить их повиноваться. Но, говорит Путин, взамен вы должны обращаться со мной уважительно.

Лично я получил представление о том, что это уважение может повлечь за собой, на встрече в Кремле вчера. Когда меня провожали по коридору в офис первого заместителя пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова, мне сказали: "Мы сильны экономически: мы достаточно сильны для того, чтобы не дать никому вмешиваться в наши интересы". Перевод: мы вновь стали игроками и настаиваем на свободе действий для себя в Чечне и за ее пределами.

Должны ли мы пойти на эту уступку? Шахматный чемпион Гарри Каспаров, который сегодня активно занимается политикой в России, хотел бы, чтобы мы не шли на такую сделку. Каспаров, который участвовал в прошедшем в понедельник в Москве митинге оппозиции, подсказывает, как Запад мог бы заставить Путина вернуться к демократии: нанести удар по тем олигархам - друзьям Путина, банковские счета которых находятся за границей. "Бейте оппонента в слабое место, а его (Путина) слабое место - это банковские счета его друзей", - говорит гроссмейстер. Он рекомендует провести расследование в отношении этих олигархов, и Путин поймет такое послание.

Почему-то я не думаю, что это произойдет. "Реальная политика" говорит, что нам нужен дешевый газ, мы бы хотели, чтобы Россия, зажатая между Индией и Китаем, была на нашей стороне, мы считаем полезным иметь дело с "сильным лидером". Это хорошая новость для Путина и того человека, который станет его преемником в 2008 году. Это плохая новость для демократов в Москве, которые поняли, что вряд ли можно ожидать лучшего.

Источник: The Guardian


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru