Архив
Поиск
Press digest
17 октября 2019 г.
30 октября 2009 г.

Нильс Краймайер | Financial Times Deutschland

Марина Ходорковская: "Его нельзя заставить"

Марина Ходорковская - мать, пожалуй, самого известного российского заключенного. Встречи с иностранными политиками и видными общественными деятелями стали частью ее жизни после того, как 6 лет назад сын был арестован, пишет обозреватель Financial Times Deutschland Нильс Краймайер, добавляя, что летом этого года правительство ФРГ приняло резолюцию в поддержку Михаила Ходорковского. Конечно, признает 75-летняя женщина, эти вещи помогают, ведь вода камень точит. Но как мать ее прежде всего волнует, хорошо ли сын питается, достаточно ли бывает на свежем воздухе.

В течение нескольких последних месяцев судебные заседания проходят в Москве - и даже эксперты с трудом понимают, о чем на них идет речь. Для Марины Ходорковской перенос процесса в столицу стал большим облегчением: ей не приходится теперь ездить в Сибирь, чтобы увидеть сына.

Большинство наблюдателей сходятся во мнении, что экс-глава ЮКОСа был арестован по политическим мотивам. "Путин боится Миши, - говорит Марина Ходорковская. - По сути, он слабый человек, который силен только постольку, поскольку за ним стоят спецслужбы. А Миша всегда был сильным, он мог увлечь людей". Его можно убедить, но невозможно заставить, говорит Ходорковская, приводя в качестве иллюстрации историю, когда пятилетний Миша отказался выполнять распоряжение воспитательницы в детском соду, которая не попросила, а приказала отнести стулья.

Марина Ходорковская уже не верит в то, что ее сын скоро выйдет на свободу - надежды на президента Медведева рухнули у нее, как и у многих других россиян. "Риторика президента о свободе и модернизации общества посеяла в умах людей надежду, что что-то может измениться, что граждане получат больше прав, а компании смогут наконец вздохнуть полной грудью", - пишет корреспондент. Однако второй процесс над Ходорковским продемонстрировал, что все останется по-прежнему.

Марина Ходорковская координирует работу основанного ее сыном интерната для детей, выживших после терактов в театральном центре на Дубровке и в Беслане. Иногда она представляет, что бы посоветовала сыну, если бы он вышел на свободу. "Как гражданин своей страны я бы посоветовала ему остаться здесь и сделать все возможное для блага родины. Но как матери мне было бы спокойнее, если бы он уехал из России".

Источник: Financial Times Deutschland


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru