Архив
Поиск
Press digest
10 августа 2020 г.
31 июля 2006 г.

Манфред Квиринг | Die Welt

"Гражданская атомная промышленность останется под контролем государства"

Сергей Кириенко, руководитель Федерального агентства по атомной энергии, об энергетической безопасности, строительстве новых электростанций и ядерном экспорте

- Наряду с мощными нефтяными и газовыми резервами Россия в своей энергетической политике делает ставку и на атомную энергию. Почему?

- Мы подвели энергетический баланс для России и для мира в целом на ближайшие 30-50 лет. И пришли к выводу, что на должном уровне покрываются энергетические потребности только 1 или 2 млрд человек на земле. Но остальной мир также предъявляет свои претензии: темпы роста таких стран в Азиатско-Тихоокеанском регионе, как Индия и Китай, ошеломляющие. А запасов углеводорода будет не хватать уже в этом столетии. Мы нуждаемся в других источниках энергии.

- А что вы думаете об альтернативных источниках энергии?

- Несомненно, стоит развивать восполнимые источники энергии. Но даже если мы увеличим их долю в ближайшие 30, 40 лет в десять раз, этого будет недостаточно. Наряду с Россией, широкомасштабные программы по развитию ядерной энергетики приняты в Китае, Индии, США и Великобритании. По нашим оценкам, по всему миру в ближайшие 30-50 лет возникнет необходимость в 500 реакторах.

- Россия планирует строительство более 40 реакторов. Насколько они будут безопасны?

- 42 реактора будут принадлежать поколению "3+" и будут снабжены активными и пассивными системами безопасности. Такого рода атомные станции Россия в настоящее время строит в Китае. По мнению экспертов, эта АЭС является одной из самых безопасных в мире.

- А что происходит со старыми АЭС?

- В настоящее время у нас 30 реакторов, которые подлежат утилизации в период между 2015 и 2025 годом. Программа, предусматривающая строительство 42 реакторов, - это программа-минимум, с помощью которой мы сохраним долю атомной энергии на уровне 17%. В настоящее время мы анализируем возможности, которые позволили бы нам увеличить эту долю с 22 до 25%.

- Россия планирует создание холдинга, в который бы входили все предприятия атомной промышленности.

- Речь идет не совсем о холдинге. Намного важнее привести ведущие структуры атомной энергетики в соответствие с требованиями мирового рынка. Военная отрасль ядерной промышленности должна быть отделена от гражданской. До настоящего времени обе они находились под одной крышей, даже в одном предприятии. Эту ситуацию нужно менять, нужно стремиться к прозрачности. При этом и гражданская атомная промышленность будет на 100% сосредоточена в руках государства.

- Россия чувствует дискриминацию в связи с экспортом радиоактивного топлива в США. Как, на ваш взгляд, можно разрешить эту проблему?

- В начале 1990-х годов Россия действительно поставляла в США ядерное топливо по демпинговым ценам. В этой связи ответные меры были полностью оправданны. На сегодняшний день ситуация в корне изменилась. На протяжении многих лет мы больше не предлагаем по демпинговым ценам уран или услуги. В этой связи сохранение антидемпинговых процедур является рудиментом. Но мы ведем по этому поводу переговоры и идем в верном направлении. Нам не нужны какие-либо привилегии, но мы не хотим и дискриминации. Это находится в сфере интересов и американских компаний, которые заинтересованы в том, чтобы получать российскую продукцию и услуги ядерного цикла без посредников. Поскольку в этом заинтересованы обе стороны, решение найдется.

- Россия и США готовят соглашение о более тесном сотрудничестве в области атомной промышленности. Насколько успешны переговоры по этому вопросу?

- Переговоры по этому вопросу действительно ведутся. Основа подобного соглашения заключается в обоюдном понимании того, что энергетическая безопасность в мире не может быть в перспективе обеспечена без использования ядерной энергии. А поскольку это так, Россия и США должны соответствовать возложенной на них ответственности и не только развивать свою атомную энергетику, но и вносить вклад в безопасность ее использования во всем мире.

- Каким образом это можно сделать?

- Это, во-первых, подразумевает, что каждая страна, которая соблюдает правила нераспространения оружия массового поражения под контролем МАГАТЭ, должна получить свободный доступ к атомной технике. Одновременно с этим при массовом распространении атомной техники должно быть предотвращено распространение технологий, используемых в создании ядерного оружия. Нам нужны реакторы 4-го поколения, реакторы, способные самостоятельно справится с любой кризисной ситуацией без вмешательства человека и при необходимости отключится.

- Как может быть реализована программа по созданию реакторов нового поколения?

- Недавно Россия была приглашена в Вашингтон на конференцию участников проекта "Поколение 4", созданного по инициативе США. Мы готовы принять в ней участие. Особую ценность будут представлять наши исследования в области создания реакторов на быстрых нейтронах. В России, на Белоярской АЭС, существует единственный в мире используемый в промышленности "быстрый реактор" БН-600, за которым до 2012 года должен последовать более мощный БН-800.

- Включает ли сотрудничество с США в области ядерных технологий ввоз отработанных ядерных стрежней?

-Нет. Это никогда не было предметом наших переговоров. Шумиха вокруг этого основана на ложной информации. Мы никогда не ввозили в страну чужого отработанного ядерного топлива, мы и сейчас этим не занимаемся, этого не будет и в будущем.

- А что происходит с поставляемым Россией ядерным топливом?

- Согласно конвенции о нераспространении оружия массового поражения, мы забираем его в отработанном виде назад. Это относится к поставкам в такие государства, как Узбекистан, Чехия и Ливия. Соответствующее соглашение существует и с Ираном для АЭС в Бушере, которая находится еще на стадии строительства.

- Планирует ли Россия прекратить сотрудничество с Ираном и остановить строительство АЭС в Бушере, если сотрудничество с США в области атомной промышленности будет продолжать развиваться быстрыми темпами и Вашингтон будет предлагать выгодные сделки?

- Наше сотрудничество с Ираном основывается на принципиальной позиции России, которая заключается в том, что каждая страна в мире, которая вступила в договор о нераспространении ядерного оружия и позволяет экспертам МАГАТЭ осуществлять соответствующий контроль, имеет право на использование атомной энергии в мирных целях. Это касается и Ирана.

- Однако Тегеран противится такому контролю.

- АЭС в Бушере больше не вызывает сомнений у международных экспертов. Мы забираем отработанное топливо, поэтому опасности дальнейшего его использования нет. В обмен на отказ Ирана обогащать уран пять постоянных членов Совбеза ООН и Германия подготовили для Тегерана целый пакет предложений, предусматривающих гарантированное обеспечение ядерным топливом. К сожалению, Тегеран затягивает с ответом.

Источник: Die Welt


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru