Архив
Поиск
Press digest
3 июля 2020 г.
31 октября 2005 г.

Йенс Хартманн | Welt am Sonntag

Очередная экономическая война в России

Государство передало в частные руки сырьевые предприятия, угольные шахты и сталеплавильные заводы. И тут самым ценным ресурсом оказалась земля. Вокруг нее разгораются кровавые конфликты

Крепкие мужчины в спортивных костюмах - тогда, в темноте, Александр Анненков больше ничего не разглядел. То, что преступники набросились на него с топором и чуть не отрубили ему руку, он узнал лишь в больнице, когда отошел от наркоза. Нападение на менеджера Анненкова произошло в российском городе Белгороде.

Адвокат Дмитрий Штейнберг умер от серьезной черепно-мозговой травмы. Мужчины, вооруженные бейсбольными битами, напали на него у дверей его московской квартиры. Между двумя этими преступлениями не прошло и суток.

Анненков и Штейнберг работали на один и тот же концерн - "Интеко", который принадлежит Елене Батуриной, самой богатой женщине России. Батурина - это не только жена московского мэра Юрия Лужкова и строительный магнат, но еще и крупная белгородская землевладелица.

Причиной кровавых злодеяний стали, очевидно, принадлежащие ей 100 тысяч гектаров плодородного чернозема. Батурина в последние годы скупала участок за участком, что вызывало недовольство региональной элиты. Батурина восприняла покушения, как это и планировалось: как предостережение.

В России вспыхнула война за землю, которая заставляет вспомнить о "распродаже столетия" - приватизации советской национальной экономики в 1990-е годы. Тогда государство передало в частные руки сырьевые предприятия. После перераспределения нефтяных и газовых месторождений, после раздачи угольных шахт и сталелитейных предприятий самым ценным ресурсом оказалась земля.

Ею интересуются олигархи, региональные правители, крестьяне, чиновники и банкиры. На этом этапе деньги решают далеко не все. Земля не слишком дорога. Главное в этом деле - хорошие отношения с администрацией.

Кому принадлежит земля? Этот "вечный русский вопрос" уже в 1861 году подвиг царя Александра II на отмену крепостного права, а в 1917 году - Ленина к изданию декрета о земле, который стал базой для создания рабоче-крестьянского государства. Одна из самых крупных реформ, которую начал президент Борис Ельцин, а закончил его преемник Владимир Путин, - это земельная реформа. "Лица, имеющие в собственности земельный участок, имеют право продавать его, дарить, отдавать в залог или сдавать в аренду и распоряжаться им иным образом", - такое положение действует в России всего лишь с 2001 года.

Меж тем свободно покупаются и продаются не только дачные участки, но и сельскохозяйственные угодья. Правда, иностранцы их купить не могут. С тех пор как с начала 2005 года земли сельскохозяйственного назначения можно легально перевести в разряд строительных и промышленных зон, тут запахло большими деньгами. Россия, которая занимает площадь в 1,7 млрд гектаров и является крупнейшей по территории страной в мире, имеет более 400 млн гектаров сельскохозяйственных угодий. Для сравнения: в Германии земли сельскохозяйственного назначения занимают 17 млн гектаров.

Больше всего сделок по купле-продаже земли в России совершается в Московской области, в черноземных районах Белгородской области, в Краснодарском крае с его черноморскими курортами, в Татарстане и в Калининградской области, в береговой полосе Балтийского моря. По оценке брокерской фирмы Penny Lane Realty, за последние три года в Московской области хозяина сменили 90% всех сельскохозяйственных площадей, то есть 1,5 млн гектаров. Если кто-то хочет купить колхоз, то он нанимает "рейдера", "пирата", который владеет всеми приемами недружественного поглощения, в теории и на практике. Ранним утром в колхоз на автобусе приезжает целая команда и расклеивает объявления, на которых написано: "Покупаем землю". Перекупщики стучатся в двери крестьянских домов, и сделка совершается прямо на месте.

Они возят наличные в чемоданах. А поскольку крестьяне часто получают зарплату в натуральном виде - пшеницей, мукой или сахаром - а если деньгами, то около 50 евро в месяц, продажа земли является для многих выходом из бедственного положения. Но без председателя колхоза дело не выгорит.

"Я не знаю ни одного председателя колхоза, который получил бы меньше миллиона долларов", - сказал Илья Дюскин, один из самых успешных перекупщиков в Московской области, корреспонденту русской версии журнала Forbes. Дюскин вспоминает, как он приобретал землю в 18 деревнях, которые были объединены в один колхоз. Мы устроили зеленый дождь, рассказывает он, который обошелся нам в 5 млн долларов. Каждый колхозник получил от пяти до 10 тысяч долларов. Раньше в этих деревнях на всех имелось всего две машины. А недавно местные жители обратились в ГАИ с просьбой установить им светофор. Доход Дюскина превысил затраты раз в десять.

Право преимущественной покупки земли имеет местная администрация. Чтобы она от него отказалась, в ход идут взятки. Последний барьер - это перевод сельскохозяйственных угодий в разряд участков под застройку. Миллионы превращаются миллиарды. Региональные администрации по ходатайству собственника делают это "в исключительных случаях". Цена получения 80 необходимых разрешений и статуса "исключительного случая" составляет примерно 20% от рыночной стоимости земли. Только таким образом вокруг городов на бывшей пашне могут появиться супермаркеты и склады, кварталы элитных вилл, а на морском побережье - гостиницы и дачные поселки.

Эти сделки нередко балансируют на грани закона. В прокуратуре скопились сотни уголовных дел по таким статьям, как мошенничество, подделка документов, вымогательство и нанесение телесных повреждений. Земельные участки тотчас многократно перепродаются, записи в земельном кадастре подделываются, судьи подкупаются.

Насилие, как в случае с "Интеко", тоже входит в арсенал борьбы за недвижимость. Так, в 1990-е годы были убиты два директора колхоза "Матвеевское". В состав "Матвеевского" входили пять тысяч гектаров земли в элитном районе Подмосковья, где проживают Путины и Ельцины. Сегодня большинством этих бывших колхозных земель владеет инвестиционная группа Millhouse Capital и вместе с ней мультимиллиардер Роман Абрамович.

В битве за землю наряду с олигархами участвуют такие предприниматели, как Николай Цветков, глава одной из самых могущественных финансовых корпораций "Уралсиб", Елена Батурина из "Интеко" и братья-банкиры Ананьевы из "Промсвязьбанка". К ним примыкают губернаторы и бизнесмены регионального значения.

Елена Батурина даже после покушений на ее сотрудников не хочет расставаться с наделом в 100 тысяч гектаров. Она мечтает создать в Белгородской области крупнейшее молочное хозяйство Европы. Ставки высоки. Если в Белгородской области до того, как туда пришла Батурина, гектар земли стоил 180 долларов, то, как считают эксперты по недвижимости, к 2008 году его цена возрастет до 5000 долларов. Такую прибыль в России не приносят никакие другие природные ресурсы.

Источник: Welt am Sonntag


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru