Архив
Поиск
Press digest
19 июля 2019 г.
31 октября 2016 г.

Бернар-Анри Леви | La Règle du Jeu

Битва за Мосул: на фронте вместе с "пешмерга"

Французский философ и журналист Бернар-Анри Леви побывал на прошлой неделе на линии фронта против ИГИЛ (запрещенная в РФ организация. - Прим. ред.) вместе с представителями "пешмерга" - курдских военизированных формирований в Иракском Курдистане. Его репортаж опубликован в журнале La Règle du Jeu.

По возвращении в Курдистан в горы Зартик писатель, уже бывавший в этих местах, отметил, что ничего не изменилось. Единственное отличие в том, что американские спецназовцы окружили местность. "Кто эти молодые американцы, измученные жарой и вглядывающиеся в свет, как слепые ночью? Что они делают? Они ступают по Мосулу своими ногами, находясь на передовой коалиции, которая наконец решилась, при поддержке пешмерга и регулярной иракской армии, нанести поражение столице "Исламского государства", - пишет автор.

"Я нахожусь в зоне Хазир, в Шейх-Амир, последней деревне, освобожденной перед христианским мученическим городом Каракош, - рассказывает автор. - Вдруг на трех ослепительно новых тойотах появляется группа людей в черной разномастной форме, которая не является формой пешмерга. "Что вы делаете?" - протестует генерал Хажар, который сопровождает меня от Эбриля. - Вы не должны здесь находиться". - "Тут мы у себя дома", - отвечает плохо выбритый мужчина, со злобным взглядом, кажется, глава этой группы. - "Нет, - ответил Хажар, показывая вдаль, на постройки, которые мы приняли в дороге за лагерь беженцев. - У вас дома - это там; соглашения у нас ясные, вам не следует выходить из вашего лагеря, когда вы не находитесь в наступлении". - "Плевать нам на тебя, - сказал другой человек в черном. - Мы везде у себя дома".

Как говорится в репортаже, "люди в черном в результате проверки оказались частью многочисленного шиитского ополчения, которое Багдад в спешке включил в состав иракской регулярной армии. И инцидент, даже мелкий, много говорит о напряженности, которая существует между различными участниками (пешмерга с одной стороны, армия Багдада с шиитским большинством - с другой), призванными освободить столицу "Исламского государства".

"Другой знак. Мы находимся в нескольких километрах дальше, в христианской деревне Мангуба. ИГИЛ здесь оказал небольшое сопротивление, - передает автор. - Анвар, командир пешмерга, христианин, рассказывает: "Это ужасно, от моего дома ничего не осталось, и они сожги церковь". Потом говорит, подавляя рыдания: "Но есть другая проблема, господин Леви. Конечно, эти сволочи ушли, и дай Бог больше не придут. Но потом? Кто после них будет отвечать за защиту нашей общины? У нас есть христианский отряд, сформированный в рамках пешмерга. Но что от него останется после победы? Под чье командование он перейдет?" (...) В конце концов Анвар высказался яснее. Ни он, никто другой из верующих христиан этого региона Каракош больше не доверяет Ираку. Он перевезет сюда свою жену и детей, только если курды, одни только курды будут осуществлять защиту долины Ниневии".

"В 13 км от Мосула мы встретились с человеком по имени Раван Барзани, - описывает Леви. - Это младший брат премьер-министра. Он командует первым батальоном курдского спецназа. (...) Я слушаю, как он объясняет мне на прекрасном английском языке, под минометные выстрелы, свою теорию о том, что ИГИЛ состоит 1. из "сумасшедших" (водители грузовиков, совершающие самоубийственные теракты), 2. из "крыс" (сидящие в засадах) и 3. из "псов войны" (которые, как он думает, окажут ожесточенное сопротивление)".

"Мы лучшие, - говорят курды. - Мы одерживаем одну победу за другой, в то время как иракская регулярная армия потеряла две деревни, которые взяла накануне. Наши западные союзники с этим не согласны. Они хотели, чтобы успех был справедливо поделен между всеми участниками - курдами, иракской армией с шиитским большинством, суннитским ополчением, призванным успокоить арабское население Мосула".

"И, пожалуй, уже не кажется абсурдной идея о том, что столицы союзников ограничены своими старыми схемами о суверенитете и готовы на все, или почти на все, чтобы угодить вновь реабилитированной державе (Иран), защитить псевдонацию (Ирак) и не оказаться при этом в огромном долгу перед народом, который не преминет во время урегулирования потребовать свою собственную часть плодов победы (это несчастный курдский народ, который вот уже целый век остается нами одураченным). Если это так, если большая игра государственных канцелярий такова, если мы продолжим требовать от пешмерга открыть ворота Мосула, но не разрешим их переступить, и если возвращение христиан в долину Ниневии будет приостановлено согласно несчастной сделке, тогда битва будет иметь дурное начало - и моральное поражение ИГИЛ окажется менее уверенным, чем казалось прежде", - заключает Бернар-Анри Леви.

Источник: La Règle du Jeu


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru