Статьи по дате

Libération | 8 июня 2021 г.

Белорусские изгнанники: "Никогда не думал, что мне придется уехать из страны"

Нелли Дидло

"(...) Цифры установить сложно, но, по различным оценкам, от 14 тыс. до 50 тыс. человек вынуждены были покинуть Белоруссию после президентских выборов в августе 2020 года и последовавших за ними репрессий. Ведущие оппозиционные деятели, такие как Светлана Тихановская, уехали первыми в ближайшие дни или недели после выборов. Тысячи анонимных людей, виновных в участии в демонстрациях или в своих антилукашенковских взглядах, последовали ее примеру. В стране, охваченной преследованием виновных и подавлением протестов, любая мелочь становится поводом для беспокойства, и ее достаточно для того, чтобы привести людей к изгнанию", - пишет журналистка Liberation Нелли Дидло.

"До начала революции 28-летняя Кейт работала на государственном телевидении. "Все знают, что это пропагандистский орган, но я хотела заглянуть в систему изнутри. Я была молодой и дерзкой, и меня быстро уволили за попытку делать настоящие репортажи". Когда протестное движение стало набирать обороты, молодая женщина внесла в него свой вклад. Она ходила на митинги и следила за голосованием на выборах в качестве независимого наблюдателя в своем родном городе на севере Белоруссии. "Я знала сценарий с самого начала. Уехать или сесть в тюрьму. После выборов я разослала заявки на поступление в случайно выбранные университеты за границей и покинула страну за неделю до конца августа".

"(...) Нередко бегство бывает безотлагательным и паническим, - говорится в статье. 36-летний Алекс уехал прямо ночью в феврале. "Я никогда не думал, что мне когда-нибудь придется бежать из своей страны. До того дня, как я уехал, я даже не думал о такой возможности. Но у меня не было выбора". После того, как он неоднократно участвовал в демонстрациях, полиция приперла его к стенке: сесть в тюрьму или стать осведомителем. "Я собрал чемоданы за ночь и первым самолетом вылетел в Киев. Два месяца провел там, потом на автобусе приехал во Францию".

"(...) Бегство за границу не остановилось после массовых протестов. Белорусы продолжают покидать свою страну, чаще всего они едут в Польшу или Литву. В Польше сейчас они являются второй по величине группой иностранцев (с 28 тыс. новыми видами на жительство, выданными в 2020 году) и второй национальностью по количеству просителей убежища (в прошлом году было подано 407 заявлений по сравнению с 37 в 2019 году), - пишет Libération. "Изгнанники по-прежнему прибывают в большом количестве. После жестоких репрессий они скрываются от судебного преследования. В период с января по апрель 2021 года белорусы уже подали столько же ходатайств о предоставлении убежища, как и за весь 2020 год", - рассказывает Надежда Лучанок из Белорусского центра солидарности в Варшаве. Ассоциация, основанная в августе, помогает вновь прибывшим. "Мы оказываем юридическую помощь, даем уроки языка, у нас есть школа для детей, - поясняет Надежда. - Люди, бежавшие в конце лета или осенью, спешили, они думали, что их изгнание продлится недолго. Несколько недель или самое большее несколько месяцев. Теперь они начинают понимать, что революция требует времени, что они должны обрести стабильное положение в Польше".

"(...) Европейские соседи Белоруссии открыли свои двери для этой странной иммиграции. Еще в августе Литва создала "гуманитарный коридор", предоставив шестимесячные визы тем, кто бежал от режима. Этим воспользовались более 2 тыс. человек, и, поскольку многим из них были предоставлены бизнес-визы, правительство не слишком придиралось. В Польше обладатели гуманитарной визы получили право работать без подачи заявления на разрешение на временное проживание. Также открылась программа "Деловая гавань" для того, чтобы помочь белорусам, занятым в быстрорастущей компьютерной индустрии, легко обосноваться за границей. Этим воспользовались более 10 тыс. человек", - отмечает автор публикации.

"Но белорусы здесь не для того, чтобы поселиться. Они здесь проездом, приехали, чтобы не бояться и помогать революции даже за границей. "До этого лета белорусской диаспоры реально не существовало. Каждый жил сам по себе", - с улыбкой говорит Надежда, уехавшая в Польшу в 2008 году. Все изменилось после выборов.

Иностранцы, как недавние, так и старые, собирались вместе, чтобы их голоса были услышаны. Они (...) организовывали демонстрации поддержки, международную кампанию по осуждению финансирования режима европейскими банками и даже голодовку. С 26 мая по 4 июня Станислава Глинник, внучка белорусского президента Шушкевича, предшественника Лукашенко, десять дней подряд держала голодовку вместе с подругой возле здания Еврокомиссии в Варшаве, чтобы подтолкнуть Европу к введению новых санкций против Лукашенко", - отмечает журналистка.

"В более широком масштабе голос новой Белоруссии слышен даже из-за границы. Кабинет Тихановской, муж которой, оппозиционер, находится в тюрьме более года, располагается в Вильнюсе, и высокопоставленные иностранные представители приезжают на встречу с лидером оппозиции в литовскую столицу. Антикризисная администрация, своего рода параллельное правительство под председательством бывшего дипломата Павла Латушко, находится в Варшаве. 3 июня два лидера встретились в польской столице на совместную встречу, в которой приняли участие 2 тыс. белорусов из диаспоры, - описывает автор статьи. - Среди них Михаил Кирилюк, власти исключили его из белорусской коллегии адвокатов, а ныне он член антикризисной администрации. "В любом случае, наш единственный способ вернуться домой состоит в том, чтобы оставаться мобилизованными. Если мы не сможем сменить режим, Белоруссия превратится в своего рода Северную Корею".

"(...) Даже после бегства за границу белорусские оппозиционеры остаются мишенями. Угон авиалайнера, соединяющего две европейские столицы, с единственной целью арестовать бежавшего в Литву журналиста и активиста Романа Протассевича, показал изгнанникам, насколько далеко готов пойти Лукашенко. В последние дни прозвучали угрозы и в адрес других людей. Арине Малиновской, журналистке независимого телеканала "Белсат", беженке в Литве, позвонили по телефону и предоставили выбор между возвращением в Белоруссию и арестом членов ее семьи. Она осталась в Литве, испытывая чувство страха. Польские власти также предписали активистам, проживающим в Варшаве, проявлять осторожность: как сообщается, белорусский КГБ передал их адреса и фотографии польским неонацистским группировкам, в результате чего они регулярно подвергались избиениям, - подчеркивает Нелли Дидло. "Вот почему я решил приехать во Францию. Здесь меньше агентов КГБ, чем в странах, граничащих с Белоруссией, - поясняет Алекс, ставший просителем убежища с мая. - Здесь я больше беспокоюсь не о себе, а о своей семье, оставшейся дома".

Источник: Libération


facebook

Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
При любом использовании материалов сайта гиперссылка (hyperlink) на InoPressa.ru обязательна.
Обратная связь: редакция / отдел рекламы
Подписка на новости (RSS)
Политика конфиденциальности
© 1999-2021 InoPressa.ru