Статьи по дате

The New York Times |

15 сентября 2021 г.

Валери Хопкинс

Активисты в России добиваются, чтобы домашнее насилие стало электоральным вопросом

"Сидя в тесной кухне своей штаб-квартиры на окраине Москвы, Алена Попова указывает на пятиэтажный кирпичный комплекс по соседству и объясняет, почему домашнее насилие находится в центре ее кампании за место в Думе, нижней палате российского парламента", - пишет The New York Times.

"История домашнего насилия есть в каждом подъезде, - говорит она. - Вот здесь у нас две бабушки, которых только что избили родственники. В следующем у нас мама с тремя детьми. Ее избивает муж. А там - мать, которую избивает сын".

"Проходя по 205-ому избирательному округу, рабочему району на восточной окраине Москвы, Попова умоляет женщин выступить против правящей партии Владимира Путина, "Единая Россия", которая в последние несколько лет свернула защиту женщин. В преддверии выборов, которые состоятся в эти выходные, она представляет эту проблему как неотложную, и предложение о введении уголовного наказания за все акты домашнего насилия стоит во главе ее предвыборной платформы", - говорится в статье.

"Согласно проведенному Поповой анализу данных, собранных национальным статистическим агентством России, каждый год регистрируется более 16,5 млн жертв домашнего насилия. Согласно одному исследованию, более 12 200 женщин, или две трети убитых в России в период с 2011 по 2019 год, были убиты их партнерами или родственниками", - передает газета.

"Это наша реальность; единственный термин, который мы можем использовать - это "эпидемия", - подчеркивает 38-летняя Попова, юрист и активистка, поддерживающая либеральную партию "Яблоко", хотя и не является ее членом.

"Есть свидетельства того, что с ней согласны многие россияне. Опрос 2020 года, проведенный независимым Левада-центром*, показал, что почти 80% процентов респондентов считают, что законодательство по пресечению домашнего насилия необходимо. Петиция, инициированная Поповой в поддержку такого закона, собрала почти миллион подписей, - указывает газета. - Но проголосуют ли эти сторонники? А в авторитарной России, где результаты выборов фактически предопределены, будет ли это иметь значение?"

"Даже в стране, где женщины составляют 54% населения, домашнее насилие по-прежнему отсутствует в списке будоражащих избирателей проблем, уступая место таким проблемам, как коррупция, рост потребительских цен, отсутствие экономических возможностей и пандемия коронавируса", - констатирует издание.

(...) "В последнее десятилетие Путин и его партия стали все более консервативными в своей социальной политике. По мере нарастания конфликта России с Западом Кремль начал провозглашать себя оплотом традиционных семейных ценностей. Государство продвигает патриархальные семейные структуры и поддерживает реакционное отношение к россиянам-ЛГБТК. "В 2016 году правительство назвало московский центр "Анна"*, оказывающий юридическую, материальную и психологическую помощь женщинам, пострадавшим от жестокого обращения, "иностранным агентом". Этот статус несет негативный оттенок и налагает обременительные требования. В прошлом году правительство включило в список иностранных агентов другую организацию, "Насилию.нет" *, - напоминает газета. - В 2017 году депутаты Госдумы проголосовали 380 голосами против 3 за частичную декриминализацию домашнего насилия, низведя его до административного правонарушения, если оно происходит не чаще одного раза в год. Ущерб, который приводит к синякам или кровотечению, но не к переломам, наказывается штрафом в размере 5 000 рублей или 68 долларов США, что немного больше, чем штаф за незаконную парковку. Только травмы, такие как сотрясение мозга и переломы костей, или неоднократные правонарушения против члена семьи, влекут за собой уголовные обвинения. У полиции нет правового инструмента для выдачи запретительных постановлений".

"Проект закона о борьбе с домашним насилием, предложенный в 2019 году, вызвал дебаты в Думе, но в конечном итоге он был настолько изменен, что его первые сторонники, в том числе Попова, пришли в "ужас". Он так и не был вынесен на голосование".

"Но в последние годы несколько драматических случаев вызвали возмущение, сделав эту проблему более политически актуальной. Один известный случай: муж Маргариты Грачевой отрубил ей обе руки топором в 2017 году, через несколько месяцев после того, как она начала просить у полиции защиты. (Позже он был приговорен к 14 годам тюремного заключения. Сейчас она является со-ведущей шоу на государственном телевидении о домашнем насилии)".

(...) "В апреле Конституционный суд России обязал законодателей внести поправки в Уголовный кодекс, чтобы наказать виновных в повторном домашнем насилии, заключив, что как защиты жертв, так и наказания правонарушителей недостаточно. А правозащитные группы зарегистрировали всплеск домашнего насилия, связанный с пандемией Covid-19. Дума никаких действий не предприняла", - указывается в публикации.

The New York Times отмечает, что многие избиратели "Единой России" высоко ценят государственные выплаты матерям. (...) "Но это не замена элементарной защите, говорит Оксана Пушкина, популярная телеведущая, которая вошла в Думу в составе "Единой России" в 2016 году и сделала борьбу с домашним насилием одним из своих приоритетов". "(...) Таким образом, российские власти удовлетворяют базовые потребности российских женщин в обмен на их политическую лояльность. Но такие государственные расходы ни в коем случае не являются социальными инвестициями", - подчеркивает она. Пушкину, которая отстаивала закон о домашнем насилии в Думе, не пригласили баллотироваться на второй срок. "Очевидно, "Единая Россия" и люди в администрации президента сочли меня слишком независимой, а профеминистскую повестку дня - слишком опасной", - считает она.

"Эксперты и пережившие домашнее насилие говорят, что большинство противников законопроекта 2019 года были неосведомленными, и многие противники ошибочно утверждали, что в случае введения запретительного постановления мужчина может потерять свою собственность или дети смогут забирать из семей", - пишет издание.

"Они боятся, что могут вернуться времена Сталина, когда люди стучали на своих соседей", - говорит Ирина Петракова, помощник по кадрам, пережившая семь лет жестокого обращения со стороны своего бывшего мужа. По ее словам, она сообщала властям о 23 инцидентах по восьми случаям, но ее муж не провел в тюрьме ни дня".

"Она, Грачева и две другие женщины подали на Россию в Европейский суд по правам человека в суд за неспособность защитить их. Петракова, которая также работает тренером по личностному росту, сказала, что поддерживает Попову, округ которой примыкает к ее. Но она пожала плечами, когда ее спросили, может ли отказ "Единой России" бороться с домашним насилием увести женщин из партии. По ее словам, многие избиратели партии пережили неспокойные 1990-е и высоко ценят стабильность", - говорится в статье.

(...) "Большинство представителей российской оппозиции заключены в тюрьмы, высланы или им запрещено участвовать в выборах в эти выходные. На небольшой встрече с потенциальными избирателями в парке в воскресенье Попова, которая противостоит 10 другим кандидатам, заявила, что намерена участвовать в выборах, даже неконкурентных, так долго, насколько это возможно. И она с оптимизмом относится к опросам, которые заказала ее команда - они показали, что она пользуется очень сильной поддержкой среди женщин в возрасте от 25 до 46 лет. "Это означает, что женщины объединяются для будущего, для перемен, - сказала она. - Это главная победа, которую мы можем представить во время нашей кампании".

В написании статьи приняла участие Алина Лобзина


* - некоммерческая организация, внесенная Минюстом РФ в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента

Источник: The New York Times


facebook

Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
При любом использовании материалов сайта гиперссылка (hyperlink) на InoPressa.ru обязательна.
Обратная связь: редакция / отдел рекламы
Подписка на новости (RSS)
Информация об ограничениях
© 1999-2021 InoPressa.ru