Статьи по дате

Globe and Mail | 18 июля 2007 г.

При шаткой российской демократии журналистам затыкают рот

Джейн Армстронг

По сообщению американской организации, занимающейся мониторингом ситуации в прессе, за последние 10 лет 13 журналистов стали жертвами заказных убийств

Когда-то Андрей Калитин был представителем новой породы молодых, многообещающих российских журналистов, летящих по жизни на гребне волны гласности, которая захлестнула страну после краха СССР.

В качестве корреспондента независимой телевизионной программы "Совершенно секретно" Калитин с одинаковым упоением освещал такие темы, как война, организованная преступность и политические скандалы, - попутно удостоившись ряда наград и премий.

Одним из его высших достижений было разоблачение высокопоставленного сотрудника прокуратуры, которого Калитин запечатлел в одной русской сауне в обществе проституток. Позднее этот сотрудник подал в отставку. А в начале своего президентства Владимир Путин лично вручил Калитину инкрустированные хрусталем часы, отметив таким образом его заслуги перед российским обществом.

"Сумасшедшее было время, - говорит с ностальгической печалью 37-летний Калитин о временах, когда он собирал компромат. - Мне было очень интересно работать".

Но для людей и организаций, на которые возложена задача по пристальному наблюдению за шаткой российской демократией, настали иные времена. В особенно уязвимом положении оказались журналисты.

По данным американского Комитета по защите журналистов, за последние 10 лет 13 из них стали жертвами заказных убийств. И ни одно из этих преступлений не было раскрыто.

В июне Калитин едва не стал номером 14 в этом списке - в него стреляли, но он выжил.

Дождливым вечером, когда Калитин вышел из многоэтажного дома в Москве, где он живет, и направился к метро, на тротуаре к нему подошел человек, прицелился в него из револьвера и выстрелил.

Калитин связывает покушение со своей книгой, которая будет опубликована в августе. В книге Калитин утверждает, что с прибыльной алюминиевой промышленностью в России связана мафия.

Пуля повредила Калитину плечевой сустав левой руки. Он упал на землю, а когда поднялся, то нападавший сбежал.

Спустя пять дней после покушения Калитин сидел у себя на кухне за столом. Он все еще испытывал психологическое потрясение. На столе перед ним стояла открытая бутылка шотландского виски. Его левое плечо было забинтовано.

Нервно дымя сигаретой и растирая раненое плечо, Калитин сказал, что журналистская критика при Путине, пришедшем к власти в 2000 году, в России практически исчезла.

С 2001 года, когда государственный газовый монополист "Газпром" завладел последней независимой телекомпанией, НТВ, российские власти постепенно усиливают контроль за газетами и электронными СМИ.

Хотя российская конституция гарантирует свободу слова, оппозиционные партии и лица, критикующие власти, исчезли из эфира. Даже организации, ведущие мониторинг СМИ, жалуются на преследования со стороны государственных органов.

Нина Огнянова из нью-йоркского Комитета по защите журналистов отметила, что череда нераскрытых нападений на репортеров ослабила российскую журналистику, а также призвала власти расследовать дело о покушении на Калитина.

По словам Огняновой, совершенно очевидно, что книга Калитина сделала его мишенью для преступников.

"Всегда, когда кто-то идет по следам денег, его останавливают", - сказала она в телефонном интервью из Нью-Йорка.

В июне из-за расследования уголовного дела была закрыта российская некоммерческая организация, осуществляющая профессиональное обучение журналистов на деньги, поступающие от США и других западных стран.

Следователи утверждают, что организация занималась отмыванием денег после того, как ее руководительницу в московском аэропорту остановили таможенники и нашли при ней примерно на 2500 долларов больше, чем сумма, разрешенная для ввоза в страну (10 тыс. долларов).

Манана Асламазян, возвращавшаяся из Франции, сказала, что это нарушение - непреднамеренная оплошность с ее стороны, и сообщила репортерам, что, по ее ожиданиям, ее оштрафуют.

Вместо этого Асламазян грозят пять лет тюремного заключения по обвинению в контрабанде. Сотрудники российского Министерства внутренних дел провели обыск в московском офисе ее организации, выдвигая обвинения в отмывании денег, и заморозили ее банковские счета.

Асламазян бежала в Париж, будущее ее организации неясно.

По словам Калитина, угнетающая атмосфера в России побуждает журналистов выступать в роли собственных цензоров.

Журналисты и российская аудитория как бы заключили между собой негласный договор "вы не спрашивайте, а мы вам не скажем", отметил Калитин. Россияне больше не жаждут узнавать больше о своей стране, но и журналисты, в свою очередь, перестали так внимательно следить за подоплекой происходящего, как было десять лет назад, - они боятся потерять работу, если не жизнь.

В прошлом, заметил Калитин, власти обычно реагировали на скандалы, обнародованные прессой. "А теперь ничего не происходит. Что бы ты ни делал, о чем бы ни писал, - тишина".

Калитин сам расследовал убийства двух известных журналистов - редактора российской версии журнала Forbes Пола Хлебникова и корреспондента Анны Политковской, жестко критиковавшей действия России в Чечне.

Как подозревает Калитин, его дело милиция также будет расследовать без особого успеха:

"Может быть, милиция и захочет расследовать дело, но они знают, что никогда не найдут нападавшего".

После покушения Калитин позвонил друзьям, и те отвезли его в больницу. На следующий день он пошел в милицию. Затем он ночевал у друзей, а потом переехал в гостиницу. Через неделю после покушения вернулся к себе домой.

Врачи сказали, что он был ранен резиновой пулей, которая ничего серьезно не повредила. Гораздо больше Калитина обеспокоила вялая реакция милиции.

Милиция отказалась завести дело о покушении на убийство, квалифицировав нападение как хулиганство.

"Уголовное дело о заказном убийстве они завести не захотели, потому что меня не застрелили", - заявил Калитин.

На вопрос, страшно ли ему, Калитин ответил: "Я был бы идиотом, если бы сказал, что не боюсь. Но куда мне ехать? Я должен оставаться здесь".

Будет ли он и дальше писать статьи и книги? Калитин пожал плечами: "Мне все это надоело, потому что никто этого не читает, никто не реагирует. Какой смысл этим заниматься, если нет результатов?".

Источник: Globe and Mail


facebook

Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
При любом использовании материалов сайта гиперссылка (hyperlink) на InoPressa.ru обязательна.
Обратная связь: редакция / отдел рекламы
Подписка на новости (RSS)
Информация об ограничениях
© 1999-2018 InoPressa.ru