Статьи по дате

Foreign Policy | 25 мая 2018 г.

Эндшпиль Путина в Сирии начался

Джонатан Спайер

"Усиливается впечатление, что Сирия движется к фактическому разделению на несколько частей, которое будет сопровождаться продолжением низкоинтенсивного военного конфликта и функциональной, но вялой политической жизни, - то есть к так называемому "замороженному" конфликту", - пишет в Foreign Policy Джонатан Спайер, научный сотрудник Jerusalem Institute for Strategic Studies. "Возможно, эту цель с самого начала преследовал российский президент Путин, начавший такие конфликты в других странах (в том числе в Грузии и на Украине) и управляющий ими", - продолжает автор.

"Другие значимые акторы в Сирии, в том числе Израиль, США, Турция и уцелевшие арабские повстанцы-сунниты, тоже могут обнаружить, что эта новая реальность их устроит. Напротив, самыми очевидными проигравшими окажутся режим Асада и Иран", - говорится в статье.

На пресс-конференции после недавней встречи с Асадом Путин заявил: "...В связи со значительными победами и успехом сирийской армии в борьбе с терроризмом, /.../ с началом политического процесса в его более активной фазе иностранные вооруженные силы будут выводиться с территории Сирийской Арабской Республики". Автор комментирует: "Похоже, это намек, что российскому президенту неинтересно помогать режиму Асада с отвоевыванием всей сирийской территории". А без российской поддержки с воздуха режим не сможет восстановить контроль над всей страной, считает автор.

"Москва также смирилась с недавними крупными воздушными операциями Израиля против иранских объектов в Сирии и, как представляется, разрешила турецкой стороне создать крупный анклав на северо-западе Сирии. Асад тем временем отверг российский план составления новой сирийской конституции, которая ограничила бы его полномочия", - говорится в статье.

"По-видимому, Россия в основном доказала в Сирии то, что хотела", - пишет автор. Но Путину явно не интересна роль лидера в региональном шиитском блоке. "Отнюдь, Москве хотелось бы сделаться ключевым посредником в сирийском контексте, фигурой, к которой должны обращаться все при преследовании своих целей. Но, разумеется, для этого Россия должна быть способна предоставить каждой стороне часть того, чего эта сторона хочет, а не вставать твердо на любую из сторон", - пишет автор.

По мнению Спайера, Россия хочет сохранить и углубить разлад между Турцией и ее союзниками по НАТО и потому согласилась на создание фактического турецко-суннитского исламистского анклава на северо-западе Сирии.

Почему российские ПВО не пытались помешать израильским ударам с воздуха по иранским объектам? "Прибытие частей, опирающихся на иранскую поддержку, к (сирийско-израильской. - Прим. ред.) границе создает вероятность масштабных ответных мер Израиля. Россия не заинтересована в таком исходе событий, способном ввергнуть Сирию в новую войну и создать риск для уже существующих завоеваний режима Асада", - поясняет автор.

"На востоке (Сирии. - Прим. ред.) Россия, похоже, не торопится оспаривать укрепление позиций США и их союзников на подконтрольной им территории к востоку от Евфрата - территории, составляющей 30% Сирии", - продолжает автор.

Спайер заключает, что теперь Россия хочет найти баланс между своей поддержкой Асада и своими усилиями по ослаблению Запада в других регионах, сохранением рабочих отношений с другими ближневосточными державами. "Тем временем США и Израиль сосредоточены преимущественно на противодействии продвижению Ирана в регионе. В результате Сирия будет разделена и станет ареной для осуществления целей, не имеющих к Сирии отношения, - то есть сложится геополитическая ситуация того сорта, в которых Россия многоопытно лавирует", - пишет автор.

Источник: Foreign Policy


facebook

Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
При любом использовании материалов сайта гиперссылка (hyperlink) на InoPressa.ru обязательна.
Обратная связь: редакция / отдел рекламы
Подписка на новости (RSS)
Информация об ограничениях
© 1999-2018 InoPressa.ru