Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
1 апреля 2021 г.

Ален Барлюэ | Le Figaro

"Газпром" - "государство в государстве", лежащее в основе режима, установленного президентом России после прихода к власти

"(...) Ленин дал определение коммунизма с помощью одного плюсования: "Коммунизм - это есть Советская власть плюс электрификация всей страны". Если обновить эту фразу, то она станет более короткой и карикатурной - теперь она будет выглядеть так: "Власть в России - это Путин плюс газ". Газ, или, точнее, "Газпром", разросшаяся компания, в которой работают более 400 тыс. человек, которая, помимо своей "основной деятельности", расширяет многогранную активность от промышленности до спорта, от нефти до банковского дела и средств массовой информации. Настоящее "государство в государстве", которое принялся превращать в основу своей власти Владимир Путин сразу после того, как в августе 1999 года его назначил премьер-министром Борис Ельцин. Этот экономический гигант - вторая российская компания после нефтяной компании "Роснефть" - по сей день остается краеугольным камнем внутренней и внешней политики Кремля - например, по отношению к Китаю", - пишет корреспондент Le Figaro в Москве Ален Барлюэ.

"(...) Учитывая зимние температуры, газ в России жизненно необходим для отопления домов. Он также жизненно важен для производства электроэнергии, поскольку от него зависит 50% ее производства. Любой российский лидер должен прежде всего убедиться в том, что нет затруднений для газоснабжения населения", - объясняет Марк-Антуан Эйль-Мазегга, директор Центра энергетики и климата Французского института международных отношений (IFRI).

"Владимир Путин прекрасно осознает этот императив российской власти. (...) Осенью 1999 года Путин даже дал понять, что вместо того, чтобы занять пост главы правительства или даже президента, он предпочел бы управлять "Газпромом", - отмечает автор статьи.

"(...) Придя к власти, "Путин увидел, что "Газпром" каннибализируется и растаскивается на части его руководителями, их профессиональным и семейным окружением, - отмечает Марк-Антуан Эйль-Мазегга. - Под покровительством тогдашнего руководителя эта каннибализация достигла очень серьезного уровня, что представляло двойную угрозу. Во-первых, "Газпром" больше не мог выполнять свою основную функцию - поддерживать всю свою инфраструктуру на плаву и инвестировать, чтобы гарантировать надежность поставок. Вторая угроза: сокращение налоговых поступлений для российского государства, а также угроза того, что другие быстро разбогатеют и получат политическое влияние".

"(...) Владимир Путин уже тогда понял, что для того, чтобы сломить дерзкую олигархию "как класс" - это его выражение - у него должна быть возможность полагаться на "Газпром" и "Роснефть" - он даже подумывал о слиянии двух компаний. Для достижения своей цели Путин принял три основных решения. Прежде всего, он сменил руководство "Газпрома". Рем Вяхирев был отстранен от должности председателя правления в мае 2001 года. Выразив ему благодарность, глава Кремля, избранный в предыдущем году на свой первый срок, объяснил ему, что "Газпромом" будет управлять молодой человек, которому он доверяет и который знает современные методы управления. Им стал Алексей Миллер, его друг детства. Он и по сей день находится на своем посту", - пишет Le Figaro.

"Второе решение: навести порядок в системе газоснабжения, которая стала совершенно непрозрачной из-за накопления долгов, бартера в торговле и значительной демонетизации. Путин также хотел вернуть под контроль "Газпрома" внутренние финансовые потоки для своих заказов (газопроводы, сталь, системы контроля)", - говорится в публикации.

"(...) Затем Путин принял третье ключевое решение: он избавился от ряда олигархов - Владимира Гусинского и Бориса Березовского... - а также через "Газпром" восстановил контроль над их медиа-активами, создав медиахолдинг "Газпром-медиа". То есть 38 телеканалов, 10 радиостанций, 3 интернет-компании. Холдинг также присутствует в области издательского дела, маркетинга и рекламы. Он оказывает влияние и на прокремлевские каналы "Россия 1", "Россия 2" и на канал "Культура". Некоторые представители этой галактики, например, радиостанция "Эхо Москвы", могут даже демонстрировать видимость независимости... Посредством "Газпрома", который позволяет ему господствовать над СМИ, Кремль получает мощный инструмент "мягкой силы", - комментирует Ален Барлюэ.

"На рубеже 2000-х годов произошло важнейшее событие, из которого выросла часть энергетического ландшафта Восточной Европы. Владимир Путин стал взаимодействовать с канцлером Герхардом Шредером, чтобы попросить того помочь ему решить "проблему" Украины, через которую проходил транзит всего российского газа в Европу. После своей политической отставки в 2005 году экс-канцлер занял пост председателя наблюдательного совета компании по строительству газопровода "Северный поток", главным партнером которого является российская компания "Газпром". Украина, поставки газа которой на 80% зависят от России, играет центральную роль в энергетической дипломатии Путина", - говорится далее.

(....) "Для Путина главная ставка состоит в использовании немцев для того, чтобы приструнить украинцев", - утверждает Марк-Антуан Эйль-Мазегга. Шредер не поддался на обман, но предоставил событиям развиваться естественным чередом. Второй президент Украины Леонид Кучма ловко заставил украинский парламент проголосовать за меры, которые сделали этот проект невозможным. "В тот день Кучма получил 15-летнюю передышку - это время потребовалось русским, чтобы создать альтернативу, которая значительно снизит объемы транзита через Украину", - считает эксперт IFRI.

"И тогда Путин вытащил свой "план Б", включавший строительство газопровода через Балтийское море вместе с немцами в обход Украины. Между тем, газовые кризисы, порой продолжительные и хаотичные, такие как кризис 2009 года, который пролил свет на всю непрозрачную систему, сложившуюся вокруг "Газпрома", довели российско-украинские отношения до крайности, которая вылилась в события 2014 года", - напоминает автор публикации.

"С 2005 по 2015 год Путин был великим подстрекателем европейской энергетической политики, возникшей в качестве реакции на стратегию Кремля, - подчеркивает Марк-Антуан Эйль-Мазегга. - Но ему не удалось превратить монополию "Газпрома" в большом количестве европейских стран в реальное и прочное влияние России - помимо краткосрочных выгод - путем провокации конкуренции и объединения рынков".

Источник: Le Figaro


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2021 InoPressa.ru