Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
1 декабря 2008 г.

Эд Вуллиэми | The Guardian

Интервью Ингрид Бетанкур

"Обожаю толпы. Обожаю смотреть на людей, озабоченных мелочами жизни. Мне очень приятно, что после 6 лет пыток люди здороваются со мной и хотят со мной сфотографироваться", - сказала французско-колумбийский политик Ингрид Бетанкур в интервью The Observer. Интервьюер Эд Вуллиэми напоминает, что Бетанкур, в 2002 году похищенная партизанской группировкой Революционные вооруженные силы Колумбии (Farc), 6 лет провела в плену в джунглях и в июле нынешнего года была освобождена в результате драматичной спасательной операции.

Ингрид Бетанкур Пулесио, супруга французского дипломата, решила вернуться в родную Колумбию и заняться политикой после убийства либерала Карлоса Луиса Галана. Галана застрелили на митинге, причем вместе с ним едва не погибла мать Ингрид, его ярая сторонница, напоминает издание.

В 2002 году Бетанкур баллотировалась в президенты, призывая перейти в наступление на наркокартели, отмечает автор. "В плену у меня было ощущение, что все, кроме родных и близких, меня бросили, потому что мое освобождение не устраивало ни одну часть политического спектра", - сказала Бетанкур в интервью газете.

В плену Бетанкур строго запрещалось общаться с охранниками, сообщает журналист. "Похищенных по несколько дней, недель или месяцев держали на базах - в постройках из дерева и пальмовых листьев, а потом переводили на другое место: гнали колонной по одному при 40-градусной жаре, по сырым джунглям, из неизвестности в неизвестность", - пишет издание.

"В заточении лишаешься всякой возможности принимать решения в мелочах, касающихся основных жизненных потребностей. На все надо просить разрешения - разрешения сходить в туалет, разрешения задать вопрос охраннику. Почистить зубы, воспользоваться туалетной бумагой - все надо выторговывать. Если они почувствуют, что ты им хоть немного сопротивляешься, твое желание не удовлетворят. Кроме того, думаю, я символизировала все, что они ненавидят: женщина, причем не просто из олигархических кругов, но колумбийка с французским паспортом, имевшая все возможности, в которых им самим отказали их мир и культура", - сказала Бетанкур в интервью.

По ее словам, она пять раз совершала побеги. "Какое отрадное чувство, - сказала она, - когда ты не под охраной и спишь под звездами, а не в лачуге", но ее снова ловили и мучили еще сильнее. Бетанкур говорит, что подвергалась физическим и психологическим пыткам, а после первой попытки побега была закована в цепи. "Однажды меня заставили простоять трое суток на ногах, приковав к дереву за шею", - рассказала она в интервью.

Пребывание в заточении - это не только физическая, но и психологическая борьба за выживание, отмечает журналист. "В плену у меня появилась мысль, что я должна всему научиться заново. Я была вынуждена признать, что мне многое не нравится, мне неприятно, что я пленница, что я в цепях, что меня пытают. И я стала разбираться: кто я здесь? Пришлось погрузиться в себя, и я увидела - у меня есть мой Бог, мое предназначение", - поведала Бетанкур.

Она подчеркивает, что была освобождена не в результате переговоров с террористами или действий военных: "Это была операция разведки. Люди, которые меня вытащили, прибегли к хитроумной уловке. Причем они не имели при себе никакого оружия".

Операция была проведена благодаря тому, что на президента Колумбии надавили не только сторонники Бетанкур, но и администрация США, утверждает издание. Бетанкур поясняет, что колумбийским спецслужбам удалось взломать систему связи в Farc. Сотрудник спецслужб связался с партизаном по кличке Сесар - командиром отряда, охранявшего Бетанкур, - и успешно выдал себя за нового лидера группировки - Альфонсо Кано. "Сесару хотелось произвести хорошее впечатление, и он согласился на идею перевезти пленных в другое место, а заодно встретиться с Кано", - повествует Бетанкур. Так называемая гуманитарная миссия - люди в футболках с портретом Че Гевары - прилетела на вертолете, посадила туда всех 15 заложников и Сесара с охраной и улетела. Сесара и его людей заковали в наручники, раздели догола и уложили на пол, а пленным объявили, что они свободны, пишет газета.

После освобождения Бетанкур, по ее словам, пытается заполнить лакуны в своих отношениях с детьми: "Когда я их вновь увидела, у меня появилось чувство: мы те же самые, но все так изменилось! Мой 20-летний сын завалил экзамены и говорит: "Мама, это потому, что я целый год боролся за тебя". Я им горжусь, но поневоле говорю: "А теперь нам надо принимать решения, которые касаются твоей жизни, а не моей".

Бетанкур уверяет в интервью, что приспособиться к доисторическому образу жизни было очень сложно, зато возвращение к цивилизации далось ей без труда. "Шесть лет я не видела ни одной улыбки, зато теперь каждая улыбка меня радует - дает надежду", - замечает она.

Почему безысходность и горе иногда укрепляют в людях веру в человеческий дух? - спросил журналист. "В моем положении я должна была сделать выбор - либо путь цинизма, либо духовная дисциплина и вера. Первый путь был бы легок, второй - очень труден. Первый - это сосредоточенность на себе самой и том, что происходит вокруг. Второй - это твоя внутренняя борьба, абстрагированная от этих событий, и именно она придает жизни смысл. Я выбрала самый трудный путь, но, как только приняло это решение, у меня словно крылья выросли. Я стала на все смотреть другими глазами", - пояснила Бетанкур.

По ее словам, глядя на других пленников - людей, с которыми при иных обстоятельствах не повстречалась бы, - она осознала, что у человечества одна душа. Бетанкур подчеркивает, что ее вера внеконфессиональна - она верит в Бога и человеческий дух.

Источник: The Guardian


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru