Архив
Поиск
Press digest
11 мая 2021 г.
1 июля 2004 г.

Российский президент Путин стремится к бюрократическо-авторитарному режиму и предпринимает для этого максимум усилий

Российский президент умеет решить все одним словом. "Власть говорит", - пишут в таких случая российские газеты, и на какое-то время кажется, будто в движение пришли даже самые гиблые государственные дела.

"Правительство, - разъяснил всего несколько дней тому назад Владимир Путин, - не заинтересовано в банкротстве такого предприятия, как ЮКОС". Однако очевидно, что в дальнейшем существовании концерна в его сегодняшнем виде оно также не заинтересовано.

Процесс в московском арбитражном суде о дополнительной выплате налогов, сумма которых исчисляется миллиардами, в этот вторник компания проиграла - на этот раз окончательно. Теперь в течение пяти дней необходимо погасить задолженность в размере 2,84 млрд евро. Сумма, которой у ЮКОСа нет в руках. На вопрос, каким еще образом можно предотвратить разорение концерна, уже не могут ответить даже самые хитрые его стратеги. Поэтому в среду компания попросила правительство о вмешательстве с целью предотвращения угрозы банкротства.

Все ждут решающего высказывания президента. Создается впечатление, что Путину внимает вся нация. Ловит каждое его слово. И ведет своего рода бухгалтерский учет, который иногда принимает форму гротеска.

"26 мая президент, выступая перед Федеральным собранием, за 47 минут и 8 секунд произнес 5207 слов. Средняя скорость речи главы государства составила 110 слов в минуту. По сравнению с прошлым годом темп речи вырос примерно на 8%". Такой статистический анализ выступления Путина на тему о положении нации был опубликован в политическом журнале "Коммерсант-Власть" в качестве совершенно серьезного материала. При таком педантичном и тщательном подходе нельзя было не заметить обстоятельство, которым как раз и можно объяснить возросший темп речи: Путин повторял длинные пассажи из своего прошлогоднего обращения.

Поэтому политические наблюдатели с большим интересом отмечали, какие именно темы глава государства опустил. Он не сказал ни слова о зависимости ВВП от мировых цен на нефть, о застое в других, несырьевых, отраслях промышленности. Умолчал он и о тяжелой административной реформе, о борьбе с коррупцией и непомерными аппетитами бюрократии. Продолжающаяся уже несколько лет реформа вооруженных сил удостоилась такого же краткого упоминания, как и все продолжающийся военный конфликт в Чечне.

Итак, чего стоит слово Путина, если политическим комментаторам интереснее анализировать его молчание? В ночь переизбрания на президентский пост Путин определил цели своей политики: повышение уровня жизни и укрепление демократических институтов.

Парламент после последних выборов в Думу фактически находится в руках прокремлевских партий и напряженно работает над ликвидацией демократических институтов. В течение нескольких недель Дума приняла ряд новых законов, которые ограничивают свободу митингов и собраний и делают практически невозможным народное волеизъявление. При Путине Россия находится от гражданского общества дальше, чем прежде.

К какой общественной формации, к какому режиму стремится Путин? Носитель верховной власти должен править единолично, никакая другая форма правления, кроме той, которая концентрирует всю власть в его руках, немыслима для такой огромной страны, как России, говорила когда-то Екатерина II. Несмотря на все разглагольствования об укреплении демократических институтов, Путин стремится именно к такой форме правления. Его целью является строгий бюрократическо-авторитарный режим.

Национализация как цель

Скандал вокруг нефтяного концерна ЮКОС интересен тем, что он вызвал пока что самый глубокий кризис за все время правления Путина, объясняет ученый-политолог Лилия Шевцова. Путин мог бы разрешить конфликт между олигархией и государством на законодательном уровне, путем принятия новых налоговых и антитрестовских законов, закона о политическом лоббизме, как когда-то сделал Теодор Рузвельт, чтобы урезать влияние олигархии в США. Однако Путин - очевидно, под влиянием его окружения из армии и спецслужб - предпочел силовое решение.

Насколько далеко собирается зайти это влиятельное окружение Путина, будет видно на примере ЮКОСа. Когда представители российской экономики после ареста большей части активов ЮКОСа в ноябре просили о встрече с президентом, Путину удалось избежать любой определенности. "Истерическими" назвал он высказывания тех, кто говорил о национализации ключевых отраслей промышленности. Тем временем соответствующие комитеты российского парламента обсуждают именно это - ренационализацию стратегически важных отраслей экономики.

Источник: Berliner Zeitung


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru