Архив
Поиск
Press digest
11 мая 2021 г.
1 июля 2004 г.

Корреспондент | La Stampa

"Смертный приговор? Все будет зависеть от него"

"Я могу сам себя защищать?" - таков был первый вопрос заключенного Саддама Хусейна к адвокату Салему Чалаби, официальному представителю особых иракских трибуналов. Около 9 утра раис, с подстриженной бородой и слегка похудевший, был доставлен в символическое место, Saat Baghdad ("Багдадские часы") - здание, окруженное башнями, где одно время располагался музей, посвященный его подвигам. Сегодня здание находится внутри зеленой зоны, там и будут проходить заседания суда.

Заключенный прибыл в сопровождении двух американских солдат. Чалаби ожидал его, сидя рядом с судьей, который будет председательствовать на процессе. "Доброе утро", - поприветствовал Чалаби заключенного. Саддам ответил: "Доброе утро, я Саддам Хусейн аль-Маджид, президент Иракской республики".

Беседа была короткой и непростой: Саддама проинформировали о том, что завтра он предстанет перед судом, чтобы заслушать перечень обвинений, раздельно по 14 статьям, начиная от войны против Ирана до оккупации Кувейта, от преследований курдов до устранения того или иного оппозиционера. "Какие вопросы я смогу задать?" - спросил он. Судья дал разъяснения, добавив: что касается метода защиты, то обвиняемый вправе сам выбирать, как себя вести.

Саддам, таким образом, может отказаться от адвоката, как Слободан Милошевич, или привлечь столько защитников, сколько сочтет нужным: приглашения уже ждет известный французский адвокат, а также иорданский законовед, нанятый супругой Хусейна. Судья проинформировал бывшего президента, что если у него не будет достаточно денег, чтобы оплатить услуги адвоката, иракское государство само назначит адвоката. Один из багдадских адвокатов, имя которого пока не афишируется, уже заявил о том, что готов помогать своему бывшему президенту даже бесплатно.

Вслед за бывшим диктатором перед Чалаби предстали сначала "химический Али", а потом и Тарик Азиз. По сути, процесс начнется завтра, и благодаря телевидению весь мир вновь сможет увидеть человека, оставшегося у всех в памяти таким, каким он был в момент ареста: растрепанный, растерянный, с давно не стриженной бородой.

Салем Чалаби не дает разрешения себя фотографировать, но охотно рассказывает о себе. Он является членом партии, возглавляемой его родственником Ахмедом Чалаби, пресс-секретарем которого является Фейсал Чалаби. Кроме того, он приходится родственником президенту Аяду Алауи и министру обороны Али Алауи. Если придирчиво вникнуть в эту паутину родственных связей шиитских семей, может сложиться впечатление, что в новом Ираке принцип беспристрастности судей соблюдается не слишком строго.

У него весьма элегантный британский акцент: он оставил семью в Великобритании, а в Багдаде проживает на строго охраняемой вилле в зеленой зоне и соблюдает все меры безопасности.

- Несколько часов назад вы видели Саддама: это вызвало у вас какие-то эмоции?

- Следует уточнить: он предстал не столько передо мной, сколько перед судьей, который будет председательствовать на процессе. Думаю, что мои эмоции ничто по сравнению с теми чувствами, которые испытают все остальные иракцы.

- Кто же судья, от которого зависит судьба Саддама?

- Это опытный судья, имя которого я по понятным причинам не называю. И потом, не думаю, что решение суда будет зависеть от имени: ответственный за бедствия последних 20 лет предстанет перед правосудием своей страны, и это эпохальный факт.

- Через несколько часов Саддам заслушает обвинения и сможет заявить о своей виновности или невиновности. Когда начнется рассмотрение дела по существу?

- Очень скоро. Мы предполагаем, что процесс продлится около шести месяцев, думаю, что о приговоре можно будет говорить не раньше ноября-декабря.

- Если нет сомнений относительно личности раиса, существуют некоторые сомнения в отношении беспристрастности судей: судебная система нового Ирака способна выполнять свои функции на должном уровне?

- У нашей судебной системы есть традиция, которую не смогла искоренить даже диктатура Саддама Хусейна, она родилась в 1920-е годы под эгидой англичан. Кроме того, мы уже несколько месяцев готовимся к этому процессу.

- Некоторое время назад вы сетовали на то, что американцы выпустили на свободу некоторых ключевых фигурантов по делу. Вам удалось их отыскать?

- Несмотря на то что многие представители старого режима уехали из страны, мы нашли более тысячи свидетелей. Саддам Хусейн будет первым из 44 обвиняемых, которые будут преданы суду. 20 наших следователей в течение нескольких месяцев занимались расследованием при содействии полусотни американских юристов, мы собрали достаточное количество доказательств.

- Кто гарантирует беспристрастность судей?

- Несколько месяцев назад мы направили группу судей в Гаагский трибунал на стажировку.

- Однако уже сейчас идут разговоры о высшей мере наказания, и это вряд ли можно назвать гарантией беспристрастности.

- Смертная казнь существует во многих других развитых странах, в Ираке она стала вновь возможной с тех пор, как правительство отменило решение главы американской временной администрации Бремера о запрете высшей меры. Но это, вместе с тем, не означает, что будет применена именно смертная казнь, все будет зависеть от прений и от того, как Саддам сумеет защититься.

- Никто не боится того, что может сказать Саддам?

- Никакого страха нет. Кроме того, наш старый диктатор весьма велеречив, но не привык приводить аргументы.

Источник: La Stampa


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru