Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
1 июня 2004 г.

Питер Лавелль | The Washington Times

Путин против гуманитарной олигархии

Наряду с российскими олигархами, контролирующими большие сегменты российской экономики, несколько более мелких предприятий поддерживают финансово те 200 тысяч неправительственных организаций или НПО, действующих на территории России. Большая часть средств на их содержание приходят с Запада. Владимир Путин ясно дал понять, что не считает, что западное финансирование российских НПО не соответствует национальным интересам России.

Как сказал Путин в своем ежегодном обращении к Федеральному собранию на прошлой неделе: "Для части этих (неправительственных) организаций приоритетной задачей стало получение финансирования от влиятельных зарубежных фондов, для других - обслуживание сомнительных групповых и коммерческих интересов".

Непосредственная реакция в России на эти слова Путина была смешанной - одни проинтерпретировали эти слова как "объявление войны" НПО и правозащитным группам, другие решили, что в том, что он говорил, "что-то есть". Совершенно понятно, что все западные СМИ обрушились на Путина с обвинениями за его комментарии в адрес НПО.

Людмила Алексеева, президент московского представительства Хельсинской группы, международной организации по защите прав человека, представляет одну точку зрения, говоря: "Это предупреждение для всех тех, кто отстаивает права человека".

Обращение Путина было расценено как новая атака на группы и индивидуальных представителей, поддерживаемых финансами с Запада, которые критикуют политику Кремля в отношении Чечни и выступают против преследования самого богатого человека Росси Михаила Ходорковского, все еще находящегося в тюрьме в ожидании суда по обвинению в уклонении от уплаты налогов и мошенничестве.

Более вдумчивые комментарии слов Путина поступили от Глеба Павловского, возглавляющего Фонд эффективной политики. Павловский, самый, пожалуй, известный в России политтехнолог, сказал: "Конфликт интересов есть - погоня за западными грантами отвлекает правозащитников от насущной задачи защиты прав граждан. Замкнутые на западные программы, они переносят и западное программирование концепции (защиты прав и свобод)". Комментарий Павловского выглядит как прямая реакция на слова Путина, о том что они (НПО) "просто не могут укусить руку, с которой кормятся".

И правозащитники и политтехнологи вычленили определенные элементы в отношении Путина к неполитическим организациям. Кремль, подобно другим правительствам мира, не любит критики. Инакомыслие, которое вовсе не исчезло в России, особенно раздражает, когда существует на иностранные средства. Чтобы увидеть беспокойство Кремля в перспективе, представьте себе, что иностранные правительства и частные лица снабжают миллионами долларов организации в США и Великобритании, чья основная задача - критиковать политику администраций Джорджа Буша и Тони Блэра.

Однако как активисты правозащитного движения, так и политологи упускают из внимания важный аспект того, как администрация Путина управляет Россией. Путин не выделяет особо неправительственные организации, его внимание к ним логически вытекает из его стремления оградить капитал - внутренний и внешний - от управления политическими и экономическими сферами.

Тот факт, что Путин решил взяться за НПО именно сейчас, совершенно закономерен. Главный вопрос для правления Путина - как зарабатываются и на что тратятся в России деньги. Впервые эта тема возникала в 2000 году в связи с электронными СМИ. Тогда Борис Березовский и Владимир Гусинский были обвинены в том, что под прикрытием "свободы слова" используют СМИ в своих собственных материальных интересах.

Самое последнее начинание Кремля - "дело ЮКОСа", ставшее частью наступления Путина на коррупцию. Оно отражает насущное требование, чтобы экономическое будущее России определял Кремль, а не баснословно богатые олигархи. Западные СМИ жестоко заблуждаются, когда настойчиво повторяют, что злоключения Ходорковского являются наказанием за его вмешательство в политику, финансирование политических партий и неправительственных организаций. Никакие деньги в мире не помогли бы либеральным партиям на прошлогодних парламентских выборах. Финансирование им неправительственных организаций едва ли повлияло на общественное мнение.

Для Кремля как олигархи, так и НПО представляют собой форму вмешательства в политику. Это кажется справедливым в свете того, что олигархи практически ничего не сделали для уменьшения бедности в России. Западные НПО пользуются преимуществом щедрых дотаций, Кремль себе этого позволить не может.

Однако Кремль может также заняться вопросом вмешательства и другим способом. Вместо того чтобы не допускать богатых людей до ключевых ролей в гражданском обществе, следовало бы урегулировать права собственности. Точечные нападения на отдельных олигархов популярны в обществе, но это никак не способствует экономической стабильности, столь вожделенной для Путина. Когда окончательно будет определено, что и кому принадлежит, попытки вмешаться в политику с целью защитить собственность значительно сократятся.

Если Кремлю не нравится критика со стороны спонсируемых из-за рубежа неправительственных групп, составляющих гуманитарную олигархию, он должен вкладывать в эти группы средства. ЮКОС и Ходорковский должны уплатить налоги и штрафы, исчисляемые миллиардами долларов. Почему бы не основать "Фонд погашенных долгов Ходоковского в защиту прав человека"? Это было бы неплохое вложение средств, да и без утомительных нотаций Запада удалось бы обойтись.

Источник: The Washington Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru