Архив
Поиск
Press digest
16 июня 2021 г.
1 марта 2002 г.

Свен Хансен | Tageszeitung

Валюты всех стран мира на грязном рынке Кабула

На грязном внутреннем дворе дюжинами толпятся афганцы в накидках и в войлочных шапках, чалмах или белых мусульманских капюшонах. Мужчины с энтузиазмом показывают на пальцах числа. Другие кричат вниз с балкона. "605", - выкрикивает один, "606" - другой. Этот грязный двор является "партером" валютного рынка "Шасада" в центре афганской столицы. Здесь нет не только электронных табло, но даже и таких, на которых курс пишется мелом. И все же шесть дней в неделю на валютном рынке "Шасада" определяется курс пакистанской рупии к афгани; сегодня к середине дня он составлял 1 к 605. Затем курс отечественной валюты рассчитывается по отношению к доллару США. По телефону дилеры общаются с своим коллегами в Пакистане и Лондоне.

Еще не доходя до рынка, постоянно слышишь вопрос: "Доллары"? Менялы с карманами, полными денег, обмахиваются связками купюр в 10 000 афгани. У других - в деревянных ящиках лежат пачки с миллионом афгани; вооружившись карманными калькуляторами, менялы поджидают клиентов. Часть сине-зеленых банкнот - совсем свежие, заваренные в пластиковую упаковку. Несколько человек считают деньги или связывают пакеты по 10 млн. афгани (около 300 евро), другие несут мешки, полные денег. На самом рынке толчея еще больше, чем на улице перед ним ? кошмарный сон для любителей секретных сделок. Во внутреннем дворе толпятся сотни мужчин. Охранник лупит ремнем праздношатающихся и требует продвигаться вперед. Другой охранник не пускает во двор двух закутанных в паранджу женщин. Это грех, говорит он, в толпе чужие мужчины неизбежно коснутся женщин. Пусть они приходят, когда будет меньше народу. Так как подобная ситуация практически невозможна, "Шасада" для женщин ? это табу.

Рынок разделен по иерархическому принципу. В то время, как во дворе и перед ним действуют "мобильные" торговцы, в середине двора расположено 300 пронумерованных лавок, имеющих лицензию. Здесь работают ? при отсутствии функционирующих банков ? сливки кабульских псевдобанкиров. Амин Неюсти ? один из них. Пуштун в войлочной шапке сидит за окошком и за чаем улаживает споры или принимает посетителей. Его служащие подают толстые пачки денег через прилавок ? без перерыва и без документов. Пачки не пересчитываются. "Мы здесь меняем деньги со всего мира", - гордо говорит Неюсти. "300 лавок ежедневно меняют миллион долларов США и 20 млн. пакистанских рупий (400.000 евро)". При обмене ста долларов меняла, как сообщил нам Неюсти, получает прибыль в размере от 10 000 до 20 000 афгани, то есть от 30 до 60 центов евро.

У Неюсти нет банковского образования, однако он занимается этим уже 25 лет. "80-е годы, когда у власти были коммунисты, были для нас хорошим временем, - говорит он, - тогда было наиболее безопасно. Правда, тогда здесь был черный рынок, который потом перенесли и легализовали". Теперь Неюсти снова относит свою прибыль в центральный банк, другие через курьера переводят свои деньги в Пакистан или Дубаи.

35-летний таджик Ахмад Шах сидит в лавке ? 91 перед обогревателем и открытым сейфом. За ним ? до потолка громоздятся связки грязных банкнот номиналом в 1 000 афгани. "Теперь дела идут нормально, но будет еще лучше, если поступит иностранная финансовая помощь", - полагает Шах. Так как он не доверяет охранникам, он охотно приветствовал бы здесь появление патрулей международных миротворческих сил. "Ведь это самый главный рынок Кабула". При талибах дела шли хорошо, так как была уверенность, говорит Шах. Когда же во время их бегства в середине ноября они сами ограбили валютный рынок, то его лавка осталась нетронутой.

У Шаха доллар не всегда равен доллару. Для 100-долларовой банкноты курс лучше, чем для 50-долларовой, 20-долларовой или еще более мелкой. Для крупных купюр тоже существуют разные курсы. "Я не принимаю банкноты, выпущенные до 1990 года, среди них слишком много поддельных. Для банкнот выпуска 1993-1995 годов ? курс плохой, для выпущенных после 1999 года ? наилучший". За банкноты с надписями или надорванные он платит меньше.

Однако афгани тоже не равны афгани. Деньги для Афганистана все еще печатаются в Москве. Поэтому временное правительство, как и остальные правительства последнего десятилетия, мало контролирует печатный станок. При талибах усердно печатал деньги поддержанный Россией оппозиционный Северный альянс. При моджахедах, правивших с 1992 по 1996 год, которые позже примкнули к Северному альянсу, собственные афгани печатал военный диктатор Рашид Дустум из Северного Афганистана. Их можно опознать по тому, что они несколько светлее, а на оборотной стороне в подписи имеются разрывы. На рынке "Шасада" за афгани Дустума дают только половину номинала. При талибах курс афгани к доллару упал до 80 000. И теперь никто не знает, имеют ли свеженапечатанные 10-тысячные банкноты хоть какое-нибудь обеспечение.

Источник: Tageszeitung


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru