Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
1 марта 2004 г.

Андрей Шлейфер, Дэниэл Трейсман | International Herald Tribune

По сравнению с себе подобными Россия "нормальна"

В то время как россияне готовятся к четвертым президентским выборам с 1991 года, их страна для многих западных наблюдателей остается загадкой. Покончила ли Россия со своим коммунистическим прошлым, чтобы стать демократией со свободными рынками? Или сегодняшняя Россия - это коррумпированное государство со слабой экономикой, где власти унижают СМИ, расправляются с оппозицией и преследуют частный бизнес?

Ответ может показаться странным, но справедливо и то и другое. Для тех, кто сравнивает Россию с такими развитыми капиталистическими демократиями, как США и Германия, ее эволюция с 1991 года выглядит нелепым провалом. Западные, равно как и российские, критики изображают Россию как зону катастрофы, где псевдодемократией правят продажные чиновники. Но сравните Россию с капиталистическими демократиями с подобным уровнем дохода на душу населения, Мексикой, Бразилией, Малайзией или Хорватией, и вы не увидите ничего необычного. Недостатки России типичны для стран, близких к ней по уровню развития.

При всех своих блестящих физиках, космических программах и ядерных арсеналах, Россия в 1990 году была страной со средним уровнем доходов, такой она остается и сегодня. По данным ООН, ее ВВП в расчете на душу населения тогда и сейчас равен 7-8 тыс. долларов по паритету покупательной способности, как в Аргентине в 1991 году и в Мексике в 1999-м.

Если страны с таким уровнем доходов вообще являются демократиями, их демократии находятся на краю гибели. Их правительства погрязли в коррупции, судебные системы политизированы, а СМИ редко бывают свободными. Во многих существует неравенство доходов, сконцентрированная корпоративная собственность и нестойкая макроэкономика. Во всех этих смыслах Россия не исключение.

Экономическую ситуацию в России в 1990-е годы часто называли катастрофической. В действительности ее экономические результаты обычны для переходной экономики. Падение объема производства, даже по официальным меркам, которые часто преувеличивают реальное падение, было средним для постсоветских стран, а в настоящее время сменилось пятью годами быстрого роста.

В начале 1990-х годов Россия пережила гиперинфляцию, а в 1998 году финансовый кризис. Это необычно? На самом деле, за десятилетие, прошедшее после освобождения цен, российская национальная валюта потеряла меньше, чем валюты 11 других стран, включая Бразилию, Турцию, Украину и Белоруссию.

Российские олигархи извлекли выгоду из полюбовных сделок с правительством и уменьшили паи миноритарных акционеров, чтобы консолидировать контроль. Но и здесь Россия типична для рыночных экономик со средними доходами. Почти во всех из них, от Мексики, Бразилии и Израиля до Южной Кореи, Малайзии и Южной Африки, господствуют политически влиятельные магнаты, которые пользуются благосклонностью правительства и ущемляют права миноритарных акционеров.

Западные оценки российской политики жестоки. Журналисты называют российских избирателей апатичными, а выборы предопределенными. С 2000 года правозащитная организация Freedom House присваивает России рейтинг политической свободы, который ниже, чем был в Бразилии в конце 1970-х годов, во времена правления военной хунты. Рейтинг гражданских свобод в России ниже, чем в Нигерии 1991 года, при военной диктатуре генерала Ибрагима Бабангиды.

Но насколько неполноценна российская демократия? С 1991 года в стране прошло семь общенациональных выборов, мартовские президентские выборы будут восьмыми. В каждых участвовали кандидаты, представляющие все компоненты политического спектра. Уровень участия в них якобы апатичных российских избирателей выше, чем в последних общенациональных выборах в США. Международные наблюдатели, хотя и с оговорками по поводу работы СМИ и эпизодических нарушений, обычно ставили этим выборам высокие оценки.

Российская демократия далека от совершенства. Фальсификации и нарушения, конечно, случались. В последние годы Путин усилил давление на прессу, использует экономические рычаги, чтобы закрыть критически настроенные издания и запугать потенциальных политических соперников. Но эти события, хотя и сдвигают Россию к нелиберальному краю спектра, не выводят ее за рамки политики, характерной для государств со средними доходами.

Российское государство часто называют необыкновенно коррумпированным. Бывший американский конгрессмен заявил, что она стала "самой опасной клептократией мира". Здесь тоже полезны сравнения.

ООН ведет межнациональный опрос городского населения, в ходе которого респондентов спрашивают, сталкивались ли они в течение года с ситуацией, когда государственный чиновник просил взятку или ожидал ее. Утвердительно ответило 17% россиян. Это сравнимо с 17% в Бразилии, 19% в Румынии, 23% в Литве и 30% в Аргентине и Индонезии.

Считать Россию "нормальной" страной со средними доходами не значить прощать ее лидерам провалы или призывать к благодушию по поводу последних событий. Западная критика наступления Путина на свободу уместна, и ее необходимо продолжать. Но при этом нельзя упускать из виду трансформации, которые произошли в России.

Андрей Шлейфер - профессор экономики в Гарварде. Дэниэл Трейсман - профессор политологии в Университете Калифорнии.



facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru