Архив
Поиск
Press digest
16 июня 2021 г.
1 ноября 2002 г.

Маркус Венер | Frankfurter Allgemeine

Что угрожает России

Стремление, как в старые времена, делать из всего тайну, обман и ложь, циничное обхождение с потерпевшими и их родственниками и запоздалый, слишком запоздалый ответ на вопрос, какое "спецсредство" применялось, ? Россия в дни после захвата заложников показала себя с отвратительной стороны. Однако возмущение исходит, скорее, от западных средств массовой информации, чем от российского общества. Огромное большинство россиян считает штурм театрального центра правильным, они также не выражают недовольства поведением президента Путина. Вера населения в способность политического руководства ставить цели и достигать их даже укрепилась. Террористы были уничтожены, большинство заложников спасено. Даже если число жертв среди заложников кажется недопустимо высоким, население принимает на веру утверждение, что без штурма все они погибли бы.

На Западе действия при аналогичном захвате заложников были бы, без сомнения, иными. Не обошлось бы без заседаний правительства, пресс-конференций, взвешенных переговоров и, вероятно, частичных уступок похитителям. Вероятно, таким образом было бы спасено больше человеческих жизней. При том же исходе, что и в Москве, министры ушли бы в отставку, были бы назначены комиссии по расследованию, которые, в отличие от российских, действительно что-то бы выяснили.

Но Россия ? это не Запад. В России президент не должен никому давать отчет. Достаточно, если он просит прощения. И министры должны не брать на себя ответственность, а выполнять приказы президента. Кремлевскому начальнику легче, чем его западным коллегам, ? и одновременно тяжелее.

Теперь Путину будет труднее добиться успеха в Чечне. К следующим парламентским выборам, которые состоятся примерно через год, он хотел закрыть эту тему ? из этого ничего не вышло. Выход даже не просматривается, больше нет партнеров по переговорам, а радикально настроенные чеченцы продолжают борьбу ? от отчаяния, из мести или хотя бы потому, что за это платят. В России едва ли кто-то сомневается в том, что политическое руководство чеченских сепаратистов, прежде всего президент Аслан Масхадов, причастен ко взятию заложников или хотя бы был в курсе планов террористов. В свете антитеррористической борьбы Путин будет требовать от Запада встать на ту же точку зрения.

Путин будет ставить на жесткую линию, во всяком случае, в собственной стране. Нетрудно предсказать, что из этого ничего хорошего не получится. Поскольку даже если угроза международного терроризма настолько велика, как клянется Путин, самая большая угроза для России ? это все еще сама Россия. Продолжается рост преступности и коррупции. Милиция на улицах продажна ? это знает в России каждый, даже террорист. Тот, кто заплатит чуть больше, не только избежит проверки, ему даже будет предоставлена милицейская охрана.

Ненамного лучше обстоят дела в других органах безопасности. ФСБ, которую когда-то возглавлял Путин, не может предотвратить многочисленные террористические акты по всей стране ? теракты, которые почти не волнуют ни политическую элиту страны, ни Запад до тех пор, пока они происходят далеко от центра, вне Москвы и Петербурга. Наконец, самая большая печаль ? это российская армия, которая теперь призвана играть более важную роль в антитеррористической борьбе. За исключением нескольких соединений, она - в безнадежном состоянии. Ее нужно распустить и заменить новыми вооруженными силами. В России каждый знает, что чеченцы покупают оружие у русских, причем на деньги, которые приходят по большей части из криминальных русских фирм, а не из иностранных террористических центров. Это те проблемы, при решении которых Путин до сих пор терпел неудачи. Западу они тоже не могут быть безразличны, так как он ни в коем случае не заинтересован в слабой России ? это опасно.

Российское общество более открыто для мира, чем каста его бюрократов и военных. Российские средства массовой информации в рамках своих возможностей вели себя во время драмы с захватом заложников ответственно. В крупных городах подрастает средний класс, который когда-нибудь может стать носителем гражданского сознания. Несмотря на информационную блокаду и пропаганду, уже половина населения высказывается против продолжения войны в Чечне прежними методами. Это общество уже не советское, но это еще и не западная демократия. Оно пребывает в переходном периоде, и у него есть президент, который более или менее точно соответствует этому состоянию.

Запад принял Россию в свой "клуб" как полноправного члена или как ассоциированного партнера ? конечно, зная, что вступительный экзамен не сдан. Однако лучше, чтоб Россия была в этом обществе, чем в изоляции. Уже столетия эта страна пытается найти свое место между Востоком и Западом, определить свою национальную идентичность. Путин недавно сформулировал, что является национальной идеей России в этом столетии: достижение конкурентоспособности, иначе у страны нет будущего. Запад обязан поддержать Россию в этом стремлении. Однако он должен также разъяснить, что конкурентоспособность относится не только к области экономики, не только к спецслужбам и армии, но и к принципу правового государства и демократии. Правила в "клубе" равны для всех. Понимание ситуации нового члена "клуба", его истории, в которой не было демократии и гражданского общества, безусловно важно. Тем не менее будет фатальной ошибкой, если Россия начнет диктовать свои правила.

Источник: Frankfurter Allgemeine


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru