Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
1 ноября 2004 г.

Аркадий Островский | Financial Times

После Беслана на Кавказе усиливается межнациональная напряженность

Ранним утром 2 октября, когда пошел второй месяц после трагедии в Беслане, унесшей жизни 330 человек, российский военный автомобиль остановился возле лагеря беженцев, что вблизи поселка Майское, расположенного в Северной Осетии и населенного ингушами.

Четверо вооруженных мужчин вышли из машины и направились к дому, где жил 24-летний Магомед Хамхоев со своей матерью. Военные схватили Хамхоева и увезли с собой в ближайший лес. Там они его избивали в течение нескольких часов, в результате Хамхоев получил сотрясение мозга, у него была отбита почка и повреждена селезенка.

"Они сказали, что занимаются расследованием событий в Беслане и я должен признаться в том, что был среди тех, кто захватил школу". На возражения Хамхоева о том, что во время захвата школы он находился дома, они ответили, что в этом лесу находят много трупов и его труп может быть следующим.

"Они протянули мне какие-то бумаги и сказали, чтобы я их подписал. Когда я попросил их сначала прочитать эти бумаги, они вновь стали меня бить".

Несколько часов спустя избитого Хамхоева выбросили из машины возле лагеря беженцев, где он провел уже 12 лет жизни, после того как его семье пришлось покинуть свой дом в результате вспышки вражды между чеченцами и ингушами. 1200 ингушских беженцев живут в лагере в лачугах, в которых нет отопления и горячей воды.

Инцидент, о котором мы только что рассказали, лишь один из примеров роста межнациональной напряженности и участившихся случаев нарушений прав человека в этом регионе. Ситуация, и без того напряженная, после трагедии в Беслане еще усугубилась.

Главной причиной напряженности на Северном Кавказе является кампания, которую Россия проводит в Чечне в течение 10 лет. "У России нет политики в отношении Северного Кавказа. Ее единственная политика - война в Чечне", - считает Александр Дзаджиев из международной организации по предотвращению и раннему предупреждению этнических конфликтов.

Российские власти, включая президента Путина, отказываются признать, что захват школы в Беслане был результатом войны, которую Россия проводит в Чечне, и винят в произошедшей трагедии международный терроризм. В то же самое время политологи, близкие к Кремлю, отмечают рост межнациональной напряженности между Северной Осетией и Ингушетией.

Худшие прогнозы не сбылись - осетины и ингуши не стали воевать между собой. "У жителей Кавказа принято мстить только тому человеку, который совершил преступление против них, или его семье", - говорит Майбег Тауаев, чья дочь погибла в Беслане.

Тем не менее в регионе возникли все предпосылки для обострения межнациональных противоречий, уходящих корнями еще в эпоху Сталина, которого многие считают осетином. Недавно в Беслане был воздвигнут памятник Сталину. В 1944 году по приказу Сталина все чеченцы и ингуши были депортированы в товарных поездах в Казахстан, и часть территории Ингушетии была передана Северной Осетии. Почти половина чеченцев и ингушей умерли, не перенеся лишений этой депортации.

Когда те ингуши, которым удалось выжить, вернулись в Ингушетию в 1957 году, они обнаружили, что в их домах в Пригородном районе живут осетины. В 1991 году президент России Борис Ельцин подписал закон, возвращающий ингушам их права на территорию Пригородного района. Но в законе не был разработан механизм возвращения ингушам этой территории, что привело к кровавым столкновениям между осетинами и ингушами, которые продолжались пять дней и унесли почти 600 человеческих жизней. Около 60 тысяч ингушей были изгнаны с территории Северной Осетии в лагеря беженцев, и только 12 тысяч из них вновь вернулись в свои дома.

Трагедия в Беслане еще больше разделила осетин и ингушей. Даже в городах и селах со смешанным населением осетины и ингуши живут обособленно друг от друга. Например, в деревне Чермен дома осетин и ингушей разделены буферной зоной, дети ходят в разные школы и говорят на разных языках.

Хуже того, что все более распространенными становятся пытки, убийства и похищения ингушей российскими спецслужбами.

"Ингушетия становится такой же опасной, как Чечня, - заявляет Екатерина Сокирянская из правозащитной организации "Мемориал". - Война из Чечни может распространиться на соседние регионы".

Существуют серьезные опасения, что Ингушетия, где 80 процентов населения - безработные и где все более частыми становятся случаи пыток, избиений и исчезновений людей, станет благодатной средой для роста экстремизма со стороны местного населения. Сокирянская считает, что люди, у которых нет работы и никаких перспектив, являются потенциальными членами экстремистских организаций.

Источник: Financial Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru