Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
1 ноября 2004 г.

Джесс Брейвин | The Wall Street Journal

Кого держат в Гуантанамо?

Заключенные рассказывают свои истории, некоторые ссылаются на ошибки, другие на альтруизм, обернувшийся бедой

Встречайте "худших из худших" - так в свое время министерство обороны США называло заключенных, содержащихся в Гуантанамо.

Мустафа Аит Идр говорит, что он не террорист, а чемпион Хорватии по каратэ, который работал в благотворительной организации, помогающей сиротам. Ридуан Халид из предместий Парижа утверждает, его у него множество хронических заболеваний, включая гепатит, сколиоз и грыжу, что означает, что он ни для кого не мог представлять угрозы. Утман Абдул Рахим Мухаммед из Йемена настаивает, что впервые об "Аль-Каиде" он услышал, когда оказался в Гуантанамо.

С момента открытия центра заключения и центра проведения допросов на изолированной военной базе Гуантанамо в январе 2002 года правительство не шло на раскрытие информации о содержащихся там заключенных и на объяснения, каким образом оно получает от них информацию. Но в июне Верховный суд США отверг аргументы администрации Буша о том, что тюрьма, находящаяся за пределами США, не подпадает под юрисдикцию суда, и постановил, что заключенные могут оспаривать свое заключение.

Неохотно Пентагон начал проводить административные слушания по пересмотру дел заключенных и согласился с постановлением суда о допуске адвокатов к заключенным, хотя адвокатам не разрешено присутствовать на слушаниях и выступать в роли защитников. Вместо этого к заключенным приписывают военного офицера как их "личного представителя", который должен разъяснять, что им инкриминируется.

Создано пять комиссий-трибуналов, каждая из трех военных офицеров, которые проводят процессы, часто по 10 слушаний за день. Заключенные не обязаны принимать участие в слушаниях, но большинство все же присутствуют. На прошлой неделе комиссии-трибуналы выдвинули свои рекомендации по делам 550 заключенных. Вашингтон закончил бумажную работу по 103 делам. Все, за исключением одного, сохранили свой статус - вражеские боевики.

Адвокаты, представляющие семьи более 60 заключенных, оспаривают проведение этих процессов, которое не дает заключенным доступа к собранным против них обвинениям.

В Вашингтоне судья федерального окружного суда принял решение, что правительство должно раскрыть данные о ходе слушаний в Гуантанамо, и незасекреченные порции этих дел начали поступать в суды.

Эти данные, пусть и подвергшиеся большой цензуре, позволяют хоть что-то узнать о заключенных и их версиях того, как они попали в Гуантанамо. С позицией правительственного обвинения ознакомиться сложнее, так как почти все материалы засекречены. Однако заключенные представляют собой людей "от плохих до очень плохих и очень-очень плохих", говорит адмирал Джим Макгаррах, который возглавляет систему слушаний и подписывает каждое решение.

Обычно заключенные называют себя добровольцами-альтруистами, чьи усилия по помощи бедным мусульманам обернулись бедой и привели их в Гуантанамо по ошибке или из-за предательства. Некоторые жалуются на плохое обращение или опасаются его.

На слушаниях 28 сентября Ясин Касем Мухаммел Исмаил сначала заставил офицеров трибунала пообещать, что его не будут пытать. Затем он сообщил им, что в его деле "99% того, что вы услышали, неточно и неправильно".

Исмаил заявил, что он бежал из Йемена после неудачной попытки жениться: "Психологически я был раздавлен". Он отправился в Афганистан, потому что слышал, что там можно бесплатно получить комнату и питание в гостинице и при этом ничего не нужно делать. По его словам, он провел четыре месяца в тренировочном лагере "Аль-Каиды", потому что у него была масса свободного времени. "Обучение было бесплатным, так же, как и все остальное".

После начала американского вторжения, заявил Исмаил, его похитили афганцы и продали американцам. Американские следователи "били и пытали" заключенных.

"Трибунал не счел показания заключенного убедительными", - говорят протоколы слушания. Он остался в статусе вражеского боевика.

Сауди Джума аль-Досари предположительно помогал вербовать группировку "Лаккаванская шестерка", состоявшую из американцев йеменского происхождения в штате Нью-Йорк, которые весной 2001 года отправились в тренировочные лагеря в Афганистане и позднее были признаны виновными в поддержке террористической группировки.

По данным правительства, аль-Досари попал в "Аль-Каиду" еще подростком, в 1989 году, когда приехал в Афганистан и прошел обучение по использованию АК-47. В 1990-х он предположительно сражался в Боснии и Чечне, а в 1996 году допрашивался саудовскими властями по делу о терактах в королевстве, в результате которых погибли 19 американских военных. В 1999 году аль-Досари стал лидером Исламского центра в Блумингтоне в Индиане и разъезжал по США с целью вербовки агентов для "Аль-Каиды". В декабре 2001 года, после битвы за Тора-Бору, его захватили в Пакистане.

Аль-Досари оспаривает эти обвинения. "Половина населения Саудовской Аравии умеет стрелять из АК-47, но делает ли это их всех террористами?" - вопрошает он через своего личного представителя. Он отметил, что его никогда не обвиняли в причастности ко взрывам в Саудовской Аравии и что в Афганистане он содействовал реализации гуманитарных проектов.

Правительство не ознакомило аль-Досари с засекреченными обвинениями против него, представив вместо этого статью из Buffalo News за май 2003 года, в которой рассказывалось о его усилиях по вербовке молодых мусульман в Лаккаванне и о том, что в местной мечети он прочитал гневную проповедь, "полную политики".

На это аль-Досари ответил, что у него есть право на свободу слова, и опроверг обвинения в подстрекательстве против США. "Если бы я был из "Аль-Каиды", стал бы я ездить в Нью-Йорк и говорить такие вещи? - говорит он. - Я не такой сумасшедший". Его единодушно признали вражеским боевиком.

Фарук Али Ахмед, йеменец, которому чуть больше 20, признал, что останавливался в принадлежащей талибам гостинице, однако заявил, что в Афганистан приехал только для того, чтобы преподавать Коран детям. Трибунал сослался на некий источник, по утверждению которого Ахмед был охранником личного аэропорта бен Ладена в Кандагаре.

Это вызвало протест у личного представителя Ахмеда. В письменном комментарии Ахмед пожаловался на то, что трибунал не учел, что эти данные были представлены известным лгуном. Трибунал знает, что информация получена из ненадежного источника, как же получается, что "учитель Корана является вражеским боевиком, в частности потому, что он спал под крышей талибов", говорилось в заявлении. Однако его сочли вражеским боевиком.

Не все заключенные были захвачены в Афганистане и Пакистане. Идр, чемпион по каратэ, - один из шести боснийцев алжирского происхождения, арестованных в Сараево в октябре 2001 года в связи с предполагаемым заговором с целью взрыва американского и британского посольств. Правительство Сараево передало их США в январе 2002 года, несмотря на постановления боснийских судов о том, что оснований для их задержания нет.

Пентагон утверждает, что Идр, 34-летний отец троих детей, состоял в экстремистской исламской группировке ГИА, связанной с "Аль-Каидой". Он получил боснийское гражданство, отслужив в боснийской армии в 1995 году. По данным слушаний, он "контактировал с известным агентом "Аль-Каиды" в Боснии и планировал посетить Афганистан".

Идр отрицает все это. Он предъявил письменные показания своей жены, урожденной боснийки, в поддержку своего утверждения, что в 1993 году он переехал в Хорватию, потому что того требовала его работа компьютерного специалиста в исламском благотворительном обществе. Затем он получил британское гражданство, так как часто бывал в этой стране.

На слушаниях 6 октября Идр предстал жертвой кошмара в стиле Кафки, в котором он действовал в темноте против неизвестных обвинителей и неизвестных доказательств. Он заявил, что его годичное заключение мешает военным признать свои ошибки. Члены трибунала, казалось, были тронуты показаниями Идра и даже смеялись некоторым его шуткам. Однако единодушно назвали его вражеским боевиком.

Адмирал Макгаррах, который утвердил это решение, заявил, что система работает так, как должна работать. "Я полагаю, этот процесс строгий, но надежный. Ему можно доверять, и мы надеемся, что федеральные суды будут удовлетворены", - говорит он.

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru