Архив
Поиск
Press digest
21 апреля 2021 г.
1 октября 2004 г.

Патрик де Сент-Экзюпери | Le Figaro

Чечня: эффект бумеранга

1 октября Чечня вступает в шестой год своей второй войны. Для Владимира Путина это пятый год президентства. А Россия, ставшая "осажденной страной", как сказал Владислав Сурков, второй человек в президентской администрации, вступает в войну с "невидимым врагом". Именно так недавно охарактеризовал противника российский министр обороны Сергей Иванов.

То, чего так долго боялись, все-таки произошло. Чеченская война, превратившаяся в войну с "международным терроризмом", поразила российскую власть в самое сердце. Чудовищный инцидент с захватом заложников в школе номер 1 города Беслана (350 погибших), произошедший в конце года после трех крупных терактов - наглядное тому свидетельство. Власть, словно оказавшаяся не в состоянии ответить на брошенный им вызов, целиком занялись собой. И стала пленницей опасной логики. "Впервые с 1990 года возникли сомнения в способности власти контролировать ситуацию", - пишет оппозиционная газета "Русский курьер".

Как ни парадоксально, значительную долю ответственности за появление этих сомнений несут сами власти. Решив после трагедии в Беслане и во имя "единства страны" установить прямой контроль Кремля над всеми регионами, а губернаторов - над городскими администрациями, власть продемонстрировала свою недееспособность. "Эта реформа не от всесилия, а, наоборот, от бессилия, - заявил бывший председатель Центральной избирательной комиссии РФ Александр Иванченко в "Независимой газете". - Речь идет о спасении нынешней системы власти и партии власти. О спасении режима... Президент все больше подчиняется партийно-бюрократической логике. Бюрократия тянет его вниз: он стремительно теряет свою легитимность". Последние опросы общественного мнения подтверждают справедливость этих слов: 48% россиян не одобряют последние реформы, а личный рейтинг Владимира Путина, хоть он по-прежнему высок, серьезно снизился.

Близкий к Кремлю политолог Сергей Марков охотно признает, что "Кремль озабочен состоянием политической системы в России, а главное, политическим состоянием нации". Сам он признается, что "не во всем согласен" с политической реформой, объявленной во имя борьбы с терроризмом: "Главное, - говорит он, - это борьба с коррупцией. И я не думаю, в отличие от Кремля, что коррупция на федеральной уровне лучше чем коррупция на региональном уровне".

Но при всех оговорках Сергей Марков вполне отражает настроения, царящие в святая святых. Когда он говорит о борьбе с "зарубежной пропагандой" и клеймит тех, "кто утверждает, что любит демократию, но на деле не столько любит демократию, сколько ненавидит Россию", он говорит в унисон с властью.

В одном из редких интервью, к тому же данном популярной газете "Комсомольская правда", заместитель главы президентской администрации Владислав Сурков повторяет те же тезисы. Но еще более агрессивно. "В Америке, Европе и на Востоке, - утверждает он, - можно выделить две основные группы. Первая верит в нашу демократию. Вторая продолжает жить фобиями холодной войны и рассматривает нашу страну как потенциального противника... Их цель - разрушение России и заполнение ее огромного пространства многочисленными недееспособными квазигосударственными образованиями". По мнению молодого чиновника (он родился в 1964 году), речь идет чуть ли не о заговоре: "Не случайно Путин в одном из своих недавних выступлений вспомнил о настроениях конца 30-х годов".

Поэтому "все мы должны осознать - враг у ворот. Фронт проходит через каждый город, каждую улицу, каждый дом. Нам нужны бдительность, солидарность, взаимовыручка, объединение усилий граждан и государства", так как, по Суркову, "возникла пятая колонна". Это "фальшивые либералы" (имеется в виду партия "Яблоко") и "настоящие нацисты" (партия Эдуарда Лимонова), у которых - "общие спонсоры зарубежного происхождения" и "общая ненависть к путинской России".

Таким образом, страшная война (за 10 лет погибло от 9 до 16 тысяч российских солдат и 37 тысяч чеченцев) выплеснулась за пределы Чечни.

Начатая в 1999 году ради демонстрации силы, под аккомпанемент слов Путина (тогда - премьер-министра): "Мы будем мочить террористов даже в сортирах", вторая чеченская война сегодня бумерангом возвращается к Кремлю, который считает, что у него нет другого выбора, кроме как укрепить свою власть. "Это не лучший из возможных путей", - признал недавно высокопоставленный российский руководитель.

Источник: Le Figaro


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru