Архив
Поиск
Press digest
23 июля 2021 г.
1 октября 2008 г.

Флориан Хассель | Frankfurter Rundschau

Мертвая тишина в селах

Шениа Бассаните не стала спасаться бегством, когда пришла война. "В моем возрасте я не хочу ни от кого бегать", - говорит 85-летняя женщина. Ее муж 14 лет назад из-за несчастного случая лишился обеих ног и зрения. Российские военные, которые в августе вошли сначала в Мегхурекизи, небольшое грузинское село близ фактической границы между Южной Осетией и центральной Грузией, оставили пожилую пару в покое. Затем пришли осетины и забрали у стариков трех коров.

Две пожилые женщины с августа - единственные соседи четы Бассаните, другие 1500 жителей села бежали, как и большинство грузин, из так называемой буферной зоны. Бассаните удалось выжить благодаря рису и макаронам, которыми их снабдил Красный Крест. Теперь в селе царит мертвая тишина, магазины разграблены, вдоль улиц стоят раздавленные танками машины.

С сегодняшнего дня о возвращении жизни в заброшенные села будет заботиться Евросоюз. 225 невооруженных наблюдателей, в том числе немецкие, французские и итальянские полицейские, должны будут наблюдать за тем, как около 1600 российских военнослужащих покидают буферные зоны перед Южной Осетией и Абхазией на Западе Грузии, что должно завершиться не позднее 10 октября.

Высоко над Тбилиси, на вилле, расположенной в окружении пиний и сосен, наблюдатели ведут беседы. "Я надеюсь, что своей мирной миссией мы могли бы внести вклад в идеологическое обезвреживание", - говорит глава миссии немец Ханс-Йорг Хабер. Две недели назад он был еще послом ФРГ в Бейруте, когда ему позвонили из германского МИДа и предложили возгласить миссию.

На обдумывание предложения у него был всего час - на следующее утро в Брюсселе он должен был вступить в новую должность. До этого Хабер дважды был в Москве и возглавлял отделение ООН, а также миротворческие миссии в МИДе ФРГ. Ответственным за оперативные детали будет его заместитель, генерал французской жандармерии Жиль Жанвье.

Наверное, самым несложным этапом мисси будет наблюдать за тем, как русские пакуют вещи. "Москва устроит грандиозное шоу из своевременного вывода контингента - из тех регионов, которые русским и так в будущем не понадобятся", - считает Лоуренс Шитс, представитель International Crisis Group. "ЕС теперь будет вести наблюдение за Грузией и зоной, которой с правовой точки зрения существовать не должно".

Один наблюдатель из миссии ЕС признает, что мандат только теоретически охватывает Абхазию и Южную Осетию, "но на деле русские нас вряд ли туда пустят". У 22 тыс. грузин, выдворенных из Южной Осетии, практически не осталось надежды на возвращение.

Миссия Евросоюза на деле означает признание статус-кво: практически исключена вероятность того, что Россия во время стартующих 15 октября в Женеве переговоров откажется от фактической аннексии Южной Осетии и Абхазии. Тем не менее и Шитс считает миссию ЕС полезной. "После войны Грузию возглавляет усталый президент, а экономика находится на пороге коллапса - ЕС может привнести стабильность в Грузию".

Около 30 тыс. грузинских беженцев из буферной зоны связывают с европейской миссией большие надежды: "Мы ждем европейцев и наших полицейских, чтобы снова иметь возможность вернуться домой", - говорит 47-летняя Софии Петросян из села Тквиави. В соседнем селе Бротслети 74-летняя Этери Паритшамиашвилизи стоит перед руинами дома, в котором жила ее семья из пяти человек. Этери одна осталась в селе во время войны. 13 августа в ее дом вошли двое одетых в камуфляж осетин, выбросили Этери из дома, облили его бензином и подожгли.

"Мы не можем собрать урожай, ведь мы не знаем, где зарыты бомбы", - говорит 52-летний Гимели Веридзе, один из немногих, кто вернулся в Бротслети. Его сосед потерял ногу, когда косил траву и попал на неразорвавшийся снаряд. "Мы не можем сделать запасов на зиму и не можем ничего продать", - говорит Беридзе. "Леса, в которых мы берем дерево для отопления наших домов, теперь полностью перешли под контроль осетин". В других селениях нет даже воды: расположенные выше осетинские деревни перекрыли водоснабжение.

Миссия ЕС должна будет также восстановить минимум доверия между грузинами и осетинами. "Это одна из самых основных наших задач, если мы хотим здесь что-то изменить", - говорит один европейский наблюдатель. Однако в фактически приграничной области ночная тишина часто прерывается осетинами. "Положение остается затруднительным в военном плане и после прибытия наблюдателей ЕС", - говорит сотрудник ООН. Грузины опасаются мародерства со стороны осетин, а осетины - акций со стороны грузинских спецподразделений.

На юго-востоке от Цхинвали через холмы и фруктовые рощи ведет покрытая выбоинами дорога. В последнем осетинском селе Артсеви в полицейском участке, оборудованном раскладушкой, письменным столом и стулом, сидит полицейский и пограничник Альберт. И в этом селе некоторые дома были сожжены - от них остались лишь руины - это произошло в 1990 году, когда грузины напали на Южную Осетию. "Здесь живут практически одни старики, - говорит Альберт. - Детских голосов не услышишь". Следующее грузинское село Квеши расположено в 3 км. "Осетины туда не ездят", - рассказывает один осетин.

Тишину разрезает скрежет старого деревенского автобуса. За ним движется российский бронетранспортер. "Что это за жизнь, когда без боязни нельзя даже проехать на автобусе!" - говорит Альберт. И добавляет: "На войне мы все оказываемся проигравшими".

Источник: Frankfurter Rundschau


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2021 InoPressa.ru