Архив
Поиск
Press digest
18 октября 2019 г.
1 сентября 2004 г.

Ник Пейтон Уолш | The Guardian

Женщинами движет семья, а не идеология

Насилие в Чечне рождает "черных вдов"

В чеченском селе Киров-юрт смеркалось, когда российские солдаты подошли к 32-летнему Уваису Нагаеву у ворот его дома. Они потребовали у него и его друга, 29-летнего Заура Дагаева, предъявить паспорта, избили их и оттащили на кладбище, находившееся неподалеку.

Солдаты положили их на могильные камни и выстрелили. Дагаев умер на месте. Раненому Нагаеву удалось под покровом темноты доползти до дома. Спустя шесть дней, 3 мая 2001 года, российские военные снова увели его из дома. На этот раз он не вернулся.

Родственники ничего о нем не слышали, пока офицер российских спецслужб не рассказал им, что его пытали, заставили признаться в преступлениях и убили. Тело взорвали - это обычный способ сокрытия личности жертв.

История Нагаева, документированная правозащитной организацией "Мемориал", прошла бы незамеченной, если бы ни поступок его сестры.

Власти подозревают, что пассажирка, имя которой значится под 28-м номером на рейсе 1303, взявшем курс из Москвы на Волгоград в прошлый вторник, была одной из двух смертниц, которые взорвали самолеты - этот и второй, летевший в Сочи.

Рядом с останками этой пассажирки они нашли паспорт на имя 30-летней Аманат Нагаевой из Киров-юрта.

Ее судьба вписывается в модель насилия, которое привело к превращению десятков молодых чеченок в так называемых "черных вдов", или террористок-смертниц.

Российские власти отмечают, что смертница, обнаруженная на Ту-134, возможно, воспользовалась паспортом Нагаевой. Идентификация смертника - сложный процесс, в котором используются фотографии или образцы ДНК и требуется подтверждение от родственников, часто не желающих помогать.

Родственники Нагаевой в Грозном сообщили газете "Известия", что она и еще три женщины, с которыми она жила в одной квартире, исчезли из города утром в воскресенье, предшествовавшее взрывам.

Они сели в автобус, отправляющийся с рынка Хасавюрта в сторону Баку или Москвы. Одной из них была 37-летняя Сацита Джербиханова - возможно, смертница, находившаяся во втором самолете, Ту-154, летевшем в Сочи.

Она была из села Маиртуп Курчалоевского района. Ее родные сообщили "Известиям", что один из родственников, Саид Хамзат, судья шариатского суда в короткий период фактической независимости, был убит в перестрелке в соседнем Дагестане в 1998 году. Они не винят российских военных.

До вчерашнего взрыва машины у московского супермаркета искали еще двух молодых женщин: сестру Аманат, 29-летнюю Розу, и ее подругу, 27-летнюю Мариам Табурову, которых, возможно, завербовали для выполнения той же задачи. МВД Чечни заявило, что не исключает их невиновность. Табуровы - выходцы из той же деревни, что и Сацита Джербиханова, но они не потеряли родственников на войне. Четыре молодых женщины, незамужние или разведенные, снимали квартиру, где проживали с матерью Мариам.

Они торговали на рынке в чеченской столице, ввозя такие товары, как детская одежда, через российскую границу из Азербайджана. В Баку большая чеченская община, и правительство регулярно арестовывает и высылает предполагаемых пособников "Аль-Каиды".

По утверждению российских властей, использование чеченских смертников является доказательством того, что иностранные исламские экстремисты - ваххабиты из Саудовской Аравии - внедрились в сепаратистское движение.

Вчера президент Владимир Путин заявил, что взятие на себя ответственности за атаки на самолеты исламистской группировкой свидетельствует о связях чеченских боевиков с международным терроризмом. Связь деструктивных элементов в Чечне с международным терроризмом вновь подтверждена, сказал он, поскольку одна из организаций на территории Чечни вновь заявила о себе как о связанной с "Аль-Каидой".

Суицидальный терроризм не характерен для кодекса чести чеченского воина. Популярный образ смертницы - это молодая женщина с хорошей репутацией, которой движут личная утрата, отчаяние и нигилизм. Но у смертниц, идентифицированных в прошлом, почти не было идеологических мотивов.

Первая смертница в Москве, 20-летняя Зулихан Элихаджиева, убившая 16 человек у касс рок-концерта в июле прошлого года, была студенткой медицинского училища, не интересовавшейся исламской идеологией. Ее родственники сообщили российским СМИ, что она исчезла за пять месяцев до теракта.

Через несколько дней 23-летнюю Зарему Мужахоеву арестовали после того, как ей не удалось привести в действие взрывное устройство у ресторана в центре Москвы. Она сообщила "Известиям", что присоединилась к группе ваххабитов после изгнания из семьи за кражу драгоценностей и согласилась отдать жизнь, так как боевики пообещали выплатить ее семье компенсацию в 550 фунтов.

Но у двух женщин, подозреваемых в том, что они находились на борту самолетов, сохранились крепкие связи с семьями. Брат Аманат Нагаевой, 37-летний Иса, заявил "Известиям", что не верит в то, что она поехала мстить за смерть брата, а паспорт, в котором ее имя "Амант" написано неправильно, был украден "террористами".

Источник: The Guardian


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru