Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
1 сентября 2016 г.

Юлия Смирнова | Die Welt

Генеральный план Владимира Путина по Ближнему Востоку

Военная операции в Сирии позволяет Путину "расставлять флажки" в регионе. Своими действиями он вынуждает всех действующих лиц сирийского конфликта идти на переговоры, в том числе и США. Об амбициозных геостратегических целях Москвы пишет в статье на сайте Die Welt постоянный автор издания Юлия Смирнова.

"В то время как Запад скорее беспомощно следит за войной и за тем, как хитросплетения интересов в Сирии становятся все более запутанными, а США действуют в регионе с осторожностью, Россия возвращается на Ближний Восток - спустя 25 лет после распада Советского Союза. Москва снова хочет говорить с Вашингтоном на равных. Для этого Путин тщательно выстраивает отношения с игроками в регионе и демонстрирует готовность договариваться со всеми и каждым. Правда, одновременно он четко понимает, когда наступает подходящий момент при помощи военной силы расставить необходимые флажки", - считает журналистка.

Около года назад Россия начала военную операцию в Сирии, тут же превратившись в страну, без которой решение конфликта перестало быть возможным. Российские самолеты и системы ПРО лишили США возможности введения бесполетной зоны. Путин достиг нескольких целей разом: во-первых, спас режим Асада от коллапса, гарантировав неприкосновенность российских интересов в Сирии - каким бы ни было ее будущее. Во-вторых, вступил в борьбу с исламистами, которые уже давно угрожают и России. В-третьих, вернул России право голоса как на международной арене, так на переговорах с другими действующими лицами в регионе, говорится в статье.

"Россия хочет вынудить США обговаривать все вопросы с Москвой", - замечает российский политолог Владимир Фролов. Однако, в отличие от эры холодной войны, о создании в регионе зоны идеологического влияния речи нет.

Действия Москвы в Сирии отличает прагматизм, констатирует автор. Ключевым словом стратегии России является "гибкость". После публичного примирения Путина с президентом страны-члена НАТО Эрдоганом российская реакция на турецкую военную операцию в Сирии выглядит более чем сдержанной, пишет Смирнова.

"Москва занимает осторожную позицию, она не хочет снова портить отношения с Турцией, однако не хочет жертвовать и налаженными контактами с курдами", - говорит эксперт по Ближнему Востоку Елена Супонина. Для Москвы важно, чтобы Анкара не слишком настаивала на скорейшей отставке Башара Асада.

"Однако совсем безоблачным сближение между Турцией и Россией назвать нельзя, - отмечает Супонина. - По всей видимости, Путин не может добиться от Анкары отказа от поддержки сирийских повстанцев. Кроме того, слишком разнятся представления Москвы и Анкары о будущем Сирии, что не может не сказаться негативно на долгосрочном сотрудничестве. Москве ясно, что Турция была, остается и будет членом НАТО". По словам эксперта, Россия и не намерена вбивать кол между Турцией и альянсом - она настроена на нормальные рабочие отношения с Анкарой.

Какими хрупкими могут быть договоренности между действующими лицами в регионе, показывает ситуация вокруг использования россиянами иранской военной базы Хамадан. В середине августа, напоминает Смирнова, российские бомбардировщики получили возможность осуществлять с нее вылеты к сирийским целям, но очень быстро сотрудничество в этом вопросе было приостановлено. "Тегерану Россия нужна как союзник, однако иранский режим опасается впасть в зависимость от Москвы", - полагает журналистка.

"Русские хотели показать, что они - супердержава. Мы так не договаривались", - прокомментировал ситуацию министр обороны Ирана Хосейн Дегхан. В этом случае амбиции России пришлись не по душе режиму в Тегеране.

Источник: Die Welt


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru