Архив
Поиск
Press digest
7 августа 2020 г.
1 апреля 2005 г.

Дэвид Каулин | Tages-Anzeiger

Киргизские крестьяне учатся маркетингу

Смена правительства ничего не меняет в структурных проблемах Киргизии: сельское хозяйство как краеугольный камень экономики необходимо реформировать. Швейцарцы помогают

Кто проезжает через Нарын, что на северо-востоке Киргизии, вынужден снизить темп. Поскольку в любой момент на проезжую часть может вывалиться совершенно пьяная личность. Одна из множества, которые больше не видят для себя в этой стране никаких перспектив. Однако скорость приходится сбрасывать еще и для того, чтобы не столкнуться с каким-нибудь из большегрузных автомобилей, груженным металлическим ломом, которые направляются в Китай. Единственное сырье, оставшееся у Киргизии, которым хоть кто-то интересуется. В остальном границы закрыты, и Киргизия отрезана от рынков бывшего Советского Союза.

Независимость, как ни парадоксально это звучит, изолировала страну, хотя она и является членом Всемирной торговой организации. Но зачем это членство, если соседи не входят в ВТО? Так, Киргизия после крушения Советского Союза снова превратилась в аграрное государство. И именно крестьяне, ставшие в последнее время экономической опорой страны, продолжают искать дорогу в рыночную экономику и выход на рынки.

Кизяк как топливо

Например, Муратбек Мусанаев. Он, правда, никогда не хотел становиться крестьянином. Но после распада Советского Союза пришел конец огромным коллективным сельскохозяйственным предприятиям, колхозам. Земля была поделена между деревенскими жителями, и каждый получил по полгектара. Семья Муртабека, насчитывающая шесть человек, получила три гектара. Он продал свое такси и посвятил себя новому занятию: гектар ярового ячменя, гектар яровой пшеницы и гектар трав для двадцати овец, десяти коз и двух коров. И еще огород для собственных нужд. За его домом сложены высушенные кизяки, чтобы топить зимой печь, так как климат в Центральной Киргизии резко континентальный. Зима продолжается семь месяцев при средней температуре минус 20 градусов, снег сходит только в апреле.

Муратбек предпочел бы работать таксистом. Но покупательная способность в этой бедной сырьем стране резко упала, промышленное производство пришло в упадок. И поскольку границы в значительной степени закрыты, сельское хозяйство является практически единственным сектором, в котором можно заработать немного денег. Для Муратбека имело смысл заняться сельским хозяйством. На продаже трех тонн зерна ежегодно он зарабатывает 500 швейцарских франков; за одну овцу он получает 50 франков. Семья покупает только мыло, чай и одежду. Вместе с дополнительными доходами она ежемесячно имеет 150 франков, которых киргизской семье хватает на жизнь.

"Самое выгодное дело - это продажа мяса яков, - утверждает Муратбек. - Некоторые содержат яков на горных пастбищах".

Они пасутся на высоте в три-четыре тысячи метров над уровнем моря. Если семье нужны деньги, она отлавливает яка и продает его за 300 франков. 60% сельского населения, по оценке ООН, не располагает доходами, достаточными для существования. Поэтому многие молодые киргизы вынуждены пытать счастье на неквалифицированной работе в Казахстане или России.

Базовые знания, чтобы выжить

На маленьком поле перед домом, где живет семья Муратбека, пробивается зелень, которую не встретишь на киргизских полях. Это капуста. "Эксперимент", - говорит Муратбек. Совет он получил на курсах консалтинговой сельскохозяйственной службы в столице района Нарыне. Там он овладел знаниями, которые должны ему помочь выжить в новых условиях рыночной экономики. Он узнал многое о менеджменте, земледелии и растениеводстве, разведении сельскохозяйственных животных, маркетинге и экономике. И научился думать как предприниматель.

Дуйшенбек Шеринбеков, ответственный консультант Нарынского района, доволен Муратбеком. "Капуста - хорошо, но важнее готовность к проявлению инициативы", - говорит он. В каждом районе страны существуют подобные консалтинговые службы.

"Если эксперимент Муратбека окажется удачным, мы сможем пропагандировать его и в других районах, на юге и на западе", - говорит Шеринбеков. До сих пор капуста возделывалась только в более мягком климате Иссык-Кульской области на востоке страны. Однако спрос на нее существует по всей Киргизии, так как капуста - это составная часть нескольких традиционных блюд и салатов.

Половину издержек сельскохозяйственной консалтинговой службы несет швейцарская Дирекция по развитию и сотрудничеству (Deza). Вторую половину обеспечивает киргизское правительство, в основном за счет кредита Международного банка реконструкции и развития. Ответственной за данный проект является организация помощи развивающимся странам Helvetas, которая поддерживает в Киргизии целый ряд проектов.

В прошлом году в консалтинговой службе в Нарыне было занято два технических консультанта Helvetas, остальные были местными специалистами. Самая большая проблема - это степень самофинансирования центра. В настоящее время она составляет 5%. Только в Нарыне служба насчитывает около ста человек, занятых как полный, так и неполный рабочий день. Наряду со служащими центра во всех близлежащих деревнях в качестве консультантов трудятся почти исключительно женщины. Они поддерживают крестьян в реализации идей, разработанных на курсах в Нарыне.

В соседнем селе Джан-Булак таким образом возник магазин, в котором наряду с обычными товарами предлагаются также изделия местного производства. Базовая информация представлена там на информационном стенде, обращающем внимание на предложения консалтинговой службы. "Наши покупатели - это, прежде всего, рабочие ближайшей электростанции, - говорит женщина, являющаяся инициатором открытия магазина. - У них доходы чуть повыше, и они могут кое-что себе позволить".

Экспортные рынки или туристы

Проблема, о которой она говорит, становится очевидной при посещении помещения, соседствующего с магазином. Четыре женщины вручную расшивают орнаментом традиционные киргизские войлочные ковры, так называемые ширдаки. На один ковер уходит примерно 14 рабочих дней. Затраты составляют 80 франков - немалые деньги по местным меркам. Спрос на эти изделия имеется за рубежом, а также у иностранных туристов.

Однако торговые контакты, которые были утеряны в советское время, восстанавливать трудно. Кроме того, иностранные клиенты предпочитают изделия с современным, а не традиционным дизайном. Лишь немногие производители в стране переориентировались на данные требования и стали профессиональными торговыми партнерами. Многие другие, как женщины из Джан-Булака, пока еще на пути к этому.

Источник: Tages-Anzeiger


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru