Архив
Поиск
Press digest
23 мая 2019 г.
1 декабря 2006 г.

Корреспондент | Corriere della Sera

"Так комиссия Митрохина вела расследование и в отношении Проди"

Тщательные расследования в отношении Романо Проди, Альфонсо Пекораро-Скания (министр окружающей среды) и Антонио Бассолино (президент области Кампания) - такое задание было дано в феврале этого года председателем комиссии Митрохина, членом партии "Вперед, Италия!" Паоло Гуццанти консультанту Марио Скарамелле. Из перехватов телефонных разговоров следует, что была предпринята попытка доказать, что нынешней премьер и лидер зеленых (Пекораро-Скания) были "агентами КГБ" и что президент области Кампания передавал подряды красным кооперативам, связанным с каморрой.

Многочасовые записи телефонных переговоров раскрывают деятельность по сбору информации в ходе контактов с бывшими русскими агентами, в первую очередь с Александром Литвиненко, который умер в Лондоне на прошлой неделе в результате отравления полонием-210. Эти записи свидетельствуют о том, что Скарамелла мог рассчитывать на сеть информаторов, в которую входили агенты пенитенциарной полиции и два сотрудника ЦРУ. Одни из них - Боб Леди, бывший глава резидентуры в Милане, в настоящее время находится в розыске, поскольку его обвиняют в похищении Абу Омара. Помимо вымышленных терактов и поставок оружия, документы указывают также на желание Скарамеллы, внука бывшего управляющего "Кампании за национальное единство" Антонио Растрелли, внедриться в различные итальянские и зарубежные государственные учреждения.

"Кроты" в министерстве внутренних дел. В начале прошлого года расследование, начатое прокуратурой Неаполя по делу о контрабанде военных и радиоактивных материалов, к которой был причастен и Скарамелла, было передано в Рим. Но расследование практически не продвигалось. Лишь после смерти Литвиненко следователи запросили в Управлении по проведению спецопераций сведения о перемещениях и контактах консультанта, в настоящее время они рассматривают возможность обратиться в сенат за разрешением приобщить к делу его переговоры с Гуццанти. Следователи хотят выяснить, кто проинформировал Скарамеллу о том, что его телефоны прослушиваются.

"Следует подчеркнуть, - говорится в одном из официальных документов, переданных следователям, - что Скарамелла в ходе одного из перехваченных телефонных разговоров с сенатором Гуццанти проинформировал его том, что узнал "от представителей министерства внутренних дел", что его телефонные разговоры перехватываются в рамках так называемой "официальной" прослушки, и, по его словам, эту информацию подтвердил прокурор Агостино Кордова". Скарамелла рассказал обо всем этом Гуццанти 15 февраля 2006 года. "...В свете развития событий, касающихся теперь и Кордовы, трудно... Послушай, вмешательство заключается в том, что нас слушают, у меня есть собственная информация, у него была... они касаются контактов с тобой...". На следующий день он был более внятным: "Я могу сообщить в письменной форме, если хочешь, что мои разговоры, в том числе и с тобой, прослушиваются". Это обстоятельство Гуццанти назвал "серьезнейшим, поскольку речь идет о перехвате разговоров парламентария".

Проди и КГБ. А за 15 дней до этого, 28 января 2006 года, комиссия завершила свою работу. Велся лихорадочный сбор информации о лидерах левых сил. Гуццанти вызвал Скарамеллу, и тот передал ему последнюю информацию: "Я получил следующий сигнал. Дело в том, что нет информации о том, что Проди является агентом КГБ, но мы будем говорить о "дружественных отношениях", о культивировании контактов, о контактах...". Сенатор, кажется, был удовлетворен: "Культивирования уже достаточно, да?" Консультант подтвердил: "Конечно. Для меня этого уже много, однако то, о чем я тебе сказал, это не моя позиция. Это то, о чем мне сказали. Поэтому даже и не думайте о том, чтобы выступить с заявлением, что "Проди - агент", потому что это...".

Потом пришло подтверждение, что он продолжает работать и сообщает, что информацию он получил от некоего Александра. По данным следствия, речь шла именно о Литвиненко. Гуццанти доволен: "Я тебе всегда, с самого начала говорил,"черт возьми, это термоядерная бомба, если это бомба, а если нет, то нет. Что поделаешь...".

Некоторое время спустя Скарамелла спросил у Гуццанти, нет ли у него "подробностей о встрече с шефом", и Гуццанти рассказал: "Эта новость произвела впечатление. Когда я пошел к нему, что-то я обо всем ему рассказал и одновременно подсунул ему под нос документ, в котором изложены все эти вопросы. Я ему сказал, что проблема заключается в том, если потом мы будем судиться, то нам придется доказывать все, о чем мы говорили, и он, немного меня удивив, сказал: "Хорошо, минутку, таким образом мы заставим их защищаться". Я счел это крайне позитивной реакцией. Совершенно очевидно, что если ты... сегодня он на Сардинии, потом у него будет тяжелый день, сегодня вечером тебе придется ужинать с Босси, значит сегодня мне не удастся насыпать ему соли на хвост".

Бассолино и кооперативы. 10 февраля 2006 года эти двое говорили о Бассолино. Скарамелла проинформировал Гуццанти о своих последних открытиях. "Этот вопрос, - сказал он, - касается лица, которое является председателем красных кооперативов, в настоящее время у него полным ходом идут работы с левыми демократами и для левых демократов. Официально речь идет о политических обязательствах, его судили за связь с мафией, он является лицом, которое непосредственно привлечено к расследованию по ядерным материалам в Римини. Есть и еще один момент в расследовании, теперь уже силами правоохранительных органов Неаполя, по делу о мафиози, которые являются владельцами красных кооперативов: они получали все подряды в области Кампания. У них уборка, услуги, служба портье и так далее. Вот эти красные кооперативы, связанные с мафией, работают на Бассолино. В настоящее время по этому делу ведется расследование". Гуццанти спросил, можно ли использовать эту информацию. Консультант категорично заявил: "Ее можно использовать немедленно. Более того: я тебе ее передаю вместе с моим докладом, в котором есть ссылки на объективные данные, я раздобыл текст приговора". Сенатор заторопился: "Так значит, то, что ты... они мне понадобятся сейчас, эти объективные данные".

Пекораро и СССР. 27 января 2006 года Гуццанти рассказал Скарамелле, что у него "на ТВ была бурная перепалка с Пекораро-Сканио". Консультант тут же предложил свои услуги: "Все, что хочешь. Я полностью в твоем распоряжении, все это будет легкой прогулкой, потому что у тебя есть письмо Гордиевского, которое я тебе послал. И потом, у меня есть информация о его встречах с Мартыненко. Это еще более свежая информация, чем о Лимареве. Он его представил Маргелову, который живет в Женеве, и сказал ему: "Он наш человек по операциям в Италии, и потом рассказал ему о подробностях вербовки". И, не прерывая телефонной связи, Гуццанти связался с канцелярией, чтобы ему нашли письмо.

Источник: Corriere della Sera


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru