Архив
Поиск
Press digest
10 июля 2020 г.
1 марта 2018 г.

Генри Фой | Financial Times

"Нам нужно поговорить об Игоре": взлет самого могущественного олигарха России

Уголовное дело в отношении экс-министра экономического развития Алексея Улюкаева и приговор ему за вымогательство взятки у Игоря Сечина ознаменовали новый рост влияния Сечина, полагает корреспондент Financial Times Генри Фой. Газета пишет, что Сечин, главный исполнительный директор "Роснефти", - это "российский олигарх, превосходящий всех прочих" и "олицетворение группы всемогущих бизнесменов, чье сильное политическое влияние и контроль над природными богатствами страны зависят от их близости к президенту Путину".

Автор комментирует: "Исход суда над Улюкаевым наводит на мысль о ломке запутанной структуры власти, которая была выстроена за 18 лет правления Путина в стране".

В преддверии президентских выборов газета замечает: "Раньше Сечин действовал наиболее эффективно в качестве деятеля, который "дергал за ниточки" в тени Путина, но его недавние маневры говорят о перспективе битвы за трофеи между сторонниками президента. Некоторые из тех, кто наблюдает за Кремлем, даже считают его потенциальным премьер-министром, ожидающим своей очереди".

"В более широком контексте продолжающийся взлет Сечина - и то, как жестоко он разделался с теми, кто перешел ему дорогу, - приподнимает покров над внутренней борьбой за власть в путинской России и силами, которые, возможно, предопределят будущее страны", - замечает автор.

"В десятках бесед для этой статьи, проведенных с действующими и бывшими коллегами, а также с топ-менеджерами, аналитиками и правительственными чиновниками, почти все соглашались говорить о Сечине лишь на условии анонимности, ссылаясь на то, что рискованно проявлять себя в качестве его критиков. Его описывали, как человека, который не боится конфликтов, человека беспощадного и беспринципного, человека, чье политическое ученичество под крылом у президента научило его, что кто силен, тот и прав", - говорится в статье.

"У него свой способ делать дела. Это его стиль. Он человек довольно напористый, - сказал неназванный высокопоставленный кремлевский чиновник. - В своей работе он по-настоящему агрессивен. Люди его не любят. Люди в правительстве. Они его сильно недолюбливают. Путин знает это и шутит об этом. На самом деле... я не знаю, нравится ли [Путину] он лично, но его эффективность в определенных сферах - да, нравится".

По мнению издания, после ареста Улюкаева звучит больше критики в адрес Сечина - публичной и неофициальной, но он только осмелел. "Стиль [Сечина] в том, что нападение - это всегда лучшая форма обороны. За последний год он много подвергался нападкам, так что он выступил в бой, - сказал человек, хорошо знающий его больше 10 лет. - У него есть способность ставить выполнение дела превыше всего остального, любой ценой. Что совершенно очевидно вторит стилю того, кто стоит наверху".

Напомнив биографию Сечина, газета отмечает: "Столь длительный период его работы в качестве фактического заместителя президента подтолкнул политических аналитиков к выводу, что их опора друг на друга - взаимная, а любая попытка атаковать другого нанесет им взаимный ущерб".

Недавняя череда побед Сечина натолкнула многих на предположение, что фракция силовиков неуклонно усиливается, а приговор Улюкаеву был воспринят как предостережение более либеральному крылу российской элиты.

"Игорь Сечин не делает секрета из того, что долгое время работал под руководством Владимира Путина, считает его своим учителем и наставником и питает к Путину огромное уважение", - сообщил газете неназванный представитель "Роснефти". "Представитель отказался дать комментарии по вопросу о том, работал ли Сечин когда-либо на КГБ, а также сказал, что если бы понятие siloviki применялось в США, в эту категорию были бы включены "90% американской политической элиты и администрации", - цитирует газета.

Автор пишет, что прошлым летом FT представилась редкая возможность взять у Сечина интервью.

"Даже его критики считают заслугой Сечина превращение "Роснефти" из "больного человека" российской нефтяной индустрии в ее бесспорного лидера. Но его усиление часто осуществлялось за чужой счет", - говорится в статье.

"В своем интервью FT Сечин старался подать себя как сторонника рыночной экономики, хотя в прошлом отстаивал государственный контроль и государственную собственность. Он отверг утверждения, что ранее применял силу и поддерживаемое государством надувательство, чтобы проглатывать конкурирующие компании. "Роснефть" не получила никаких активов задаром. Мы что-то покупали, платили деньги, покупали на рынке. Это был органический рост, - сказал Сечин в интервью FT. - Мы действуем в конкурентной среде".

Газета комментирует: "Те, кто входит в его растущий список побежденных противников, осмелятся с этим не согласиться". Автор упоминает имена Михаила Ходорковского, Владимира Евтушенкова и вновь Улюкаева.

"Сечин сказал в интервью FT, что в его судебной тяжбе с Евтушенковым и поглощении "Башнефти", благодаря которому "Роснефть" получила 40-процентную долю нефтедобычи в России, не было "ничего личного", - отмечает автор. "Я не могу потерпеть неудачу при защите моих акционеров, - сказал Сечин. - И я это сделал корректно. Я обратился в суд". "Как утверждает "Роснефть", все активы были приобретены по рыночной цене", - сообщает издание.

Автор продолжает: "Но столь агрессивный подход сделал Сечина громоотводом для критики в инвестиционном сообществе Москвы. Люди обеспокоены тем, как неуклюже российские государственные корпоративные гиганты все еще господствуют в крупных отраслях, что является одним из ключевых факторов риска для зарубежных инвесторов в этой экономике размером 1,3 трлн долларов". "Это очень серьезное дело и объект беспокойства для некоторых инвесторов... То, как это выглядело, обеспокоило бизнес", - сказал о борьбе Сечина за "Башнефть" высокопоставленный кремлевский чиновник, пожелавший, чтобы его имя не упоминалось.

"Международные устремления Сечина в прошлом году маркировали его как мощную "руку" российской внешней политики; аналитики озадаченно вопрошают, строит ли он личную империю либо действует в качестве псевдокорпоративного "теневого министерства иностранных дел", - пишет издание.

Александр Некипелов, который был председателем совета директоров "Роснефти" с 2011 по 2015 год, сказал о Сечине: "Он очень амбициозный и очень способный. Его вклад в рост "Роснефти" огромен. Он не вполне различает свою личную пользу и пользу для страны. Он полагает, что Роснефти" следует быть значимым игроком в мире, на глобальном рынке".

"Прямо сейчас он делает столько разных дел одновременно", - сказал некий топ-менеджер неназванной иностранной компании в Москве. Газета поясняет: "Это прозвучало на фоне утверждений, что многие из этих предприятий имеют мало смысла в коммерческом отношении, за исключением того, что это средства продвинуться к более широким внешнеполитическим целям России".

"Он очень сильный переговорщик, - говорит о Сечине Кирилл Дмитриев, глава российского фонда суверенного богатства. - Он, по сути, играет на нескольких шахматных досках одновременно. В трехмерные шахматы".

"Сотрудники "Роснефти" хвастаются ее высоконадежными международными акционерами, в число которых входят BP, Glencore и фонд суверенного богатства Катара. Но 50,1% компании остается в собственности Кремля, и Сечин непоколебимо уверен, что господство государственных гигантов в индустрии - это правильно", - говорится в статье.

"Они все время нам твердили, что частные компании работают эффективнее. А я с этим совершенно не согласен, - сказал он в интервью газете. - Эффективность в каком смысле? Для набивания своих карманов или для работы на благо общества?.. В прошлом, когда ключевые элементы [российской] индустрии следовало приватизировать, за этим стояла другая идеология, философия: поиски эффективных собственников. Проблемы такого сорта больше нет".

По мнению издания, с тех пор, как в 2013 году "Роснефть" получила контроль над ТНК-BP, "Сечин проводит стратегию "величина любой ценой".

Кредитное плечо "Роснефти" и слишком большая роль Сечина в принятии решений были главной темой отчета "Сбербанка", где один из разделов имел подзаголовок: "Роснефть": нам надо поговорить об Игоре".

"Неназванный представитель "Роснефти" сказал FT, что отчет "был всего лишь непрофессиональной уловкой одного некомпетентного аналитика", а "стиль и правила менеджмента "Роснефти" не отличаются существенно от того, что практикуется в таких крупных компаниях, как Exxon Mobil, BP, Statoil и другие".

Издание комментирует: "Но коллеги и партнеры подтверждают нарисованный в отчете портрет трудоголика-"микроменеджера", который встает в 5 часов утра и участвует в принятии почти всех решений, какими бы мелкими они ни были".

"Некоторые бывшие и действующие сотрудники "Роснефти" описывают негибкую, бюрократическую структуру на грани культа личности", - утверждает издание. "Философия страха просачивается вниз сквозь все слои компании, - сказал некий бывший коллега. - Если тебе что-то очень срочно требовалось, ты говорил кому-нибудь, что приказ поступил из кабинета Сечина. Конечно, эту тактику приходилось применять умеренно, но она всегда срабатывала".

Источник: Financial Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru