Архив
Поиск
Press digest
2 августа 2021 г.
2 апреля 2021 г.

Инна Хартвих | Neue Zürcher Zeitung

Борьба Навального с онемевшими ногами - и тюремной системой, печально известной своей жестокостью

"Российский оппозиционный политик Алексей Навальный жалуется в колонии на сильные боли и теперь объявил голодовку. Так он хочет добиться предоставления ему медицинской помощи. Но российская уголовно-исполнительная система знает толк в издевательствах над людьми путем неоказания им медицинской помощи", - пишет швейцарское издание Neue Zürcher Zeitung.

"На протяжении нескольких недель Навальный жалуется на боли в спине, которые, по его собственным словам, уже перешли в ноги, из-за чего они теряют чувствительность, - передает журналистка Инна Хартвих. - (...) Члены общественной наблюдательной комиссии, посетившие Навального в колонии после его жалоб, назвали его симулянтом".

"Главное, говорят бывшие узники российских колоний, - это не заболеть за решеткой. "В тюрьме никто не будет тебя лечить. Если ты серьезно заболеешь, ты умрешь", - это, вероятно, и Навальный слышал до своего заключения от Михаила Ходорковского, бывшего олигарха, отсидевшего 10 лет в российских тюрьмах. Хотя в каждом российском исправительном учреждении есть медчасть, а во время ежедневного контрольного обхода чаще всего присутствует врач, медицинское обслуживание там убогое, говорят российские правозащитники", - пишет издание, напоминая о судьбе Сергея Магнитского, который, "будучи здоровым человеком, попал в тюрьму в 2008 году и умер год спустя от панкреатита. Тюремный врач поставил ему диагноз, но лечения Магнитский (...) так и не получил".

"Для Ксении Руновой это почти уже классическое поведение органов уголовно-исполнительной системы. Социолог из Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге, изучающая проблемы российской тюремной медицины, говорит: "У заключенного много прав. Но зачастую он не может воспользоваться этим правами, потому что у системы есть много методов никого не пускать к заключенному". Препятствиями постоянно становятся новые требования о заверении документов, многочасовые процедуры контроля или внутренние мероприятия, из-за которых нельзя посетить заключенного".

"Многие врачи и адвокаты и вовсе не хотят связываться с такими процедурами. К тому же заключенные и их родственники зачастую не знают собственных прав. В учреждениях царит страх, и лишь немногие осмеливаются написать жалобу руководству колонии. Потому что жалобы зачастую усложняют жизнь заключенных", - говорится в статье.

"Российская тюремная система - это особый микромир, продолжающий карательные традиции Российской империи и сталинского ГУЛАГа. Задача уголовно-исполнительной системы заключаетcя не в том, чтобы заставить заключенного подумать над своим преступлением и перевоспитать его для жизни после тюрьмы, она заключается лишь в самом наказании. "Цель - обеспечить порядок и дисциплину, о гуманности за стенами тюрьмы вряд ли кто-то думает", - говорит Ксения Рунова. К тому же там всего не хватает: "Не хватает квалифицированного персонала, будь то сотрудники, обеспечивающие безопасность, или медработники, не хватает лекарств, там нет даже простейших обезболивающих и спреев от насморка".

"По закону у каждого заключенного в России есть право на лечение врачом, которому он доверяет, те более, если он может оплатить лечение собственными финансовыми средствами. Лечение может проходить в гражданской больнице, потому что больницы ФСИН зачастую недостаточно оборудованы или в них нет подходящих специалистов. Но обычные клиники нередко отказываются от тюремных пациентов, потому что не хотят заниматься проблемами, которые принесет с собой такой пациент. Также зачастую сложно организовать конвой, который сопроводит заключенного в больницу. ФСИН всегда выступает против, чтобы не выпускать человека из своей системы, говорят в Адвокатской палате Москвы".

"Согласно исследованию Европейского университета в Санкт-Петербурге, в России на 1 тыс. заключенных приходится 11 врачей, 32 фельдшера и 5 психологов. "Это очень мало, особенно в сравнении с Европой", - говорит социолог Рунова. В первую очередь нужно увеличить численность младшего медперсонала, который действовал бы в качестве "первого фильтра" и разгружал врачей. Но это непрестижная и низкооплачиваемая работа. К тому же в колониях очень велика зависимость врачей от немедицинского персонала", - говорится в статье.

"30% медиков в российской тюремной системе - это "врачи в погонах". Это офицеры ФСИН, подчиняющиеся министерству юстиции и тем самым и приказам своего начальства в колонии. Но самой большой проблемой, по мнению Руновой, являются организационные и логистические трудности, из-за которых у заключенных нет необходимого доступа к медицине и диагнозы зачастую ставятся поздно", - пишет Neue Zürcher Zeitung.

Источник: Neue Zürcher Zeitung


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2021 InoPressa.ru