Архив
Поиск
Press digest
5 мая 2021 г.
2 августа 2004 г.

Эрин Арведланд | The New York Times

Даже в черные дни ЮКОС преуспевает

В тысяче миль отсюда, в московских коридорах власти, компания связана по рукам и ногам. Но на заболоченных месторождениях Западной Сибири, где компания зарабатывает себе на жизнь, ЮКОС - по-прежнему мировой лидер.

Лязгающего старья советской нефтяной индустрии не было видно на этой неделе, когда американец Стивен Тиди, генеральный директор ЮКОСа, прилетел в Нижневартовск, неподалеку от Томска, на открытие новой электростанции, что свидетельствует о постоянном стремлении компании извлечь максимальную выгоду из своих огромных операций. ЮКОС построил электростанцию, чтобы использовать метан, который естественным путем выбрасывают нефтяные скважины и который иначе приходится сжигать.

Благодаря современным технологиям и западному стилю управления ЮКОС сделал свои производственные дочерние предприятия самыми эффективными в России и обошел "Лукойл", став ведущим производителем и ведущим экспортером нефти. В результате компанию полюбили инвесторы всего мира, и ее рыночная капитализация выросла до 30 млрд долларов, что больше, чем у любой другой российской компании.

Это было до того, как основатель компании Михаил Ходорковский поссорился с Кремлем, профинансировав оппозиционные политические партии и публично споря с правительством из-за трубопроводов и экспортной политики. В последние 10 месяцев правительство держит под стражей Ходорковского и его партнера Платона Лебедева по обвинениям в мошенничестве и неуплате налогов, требует от компании доплатить как минимум 3,4 млрд долларов налогов, заморозило ее банковские счета и грозится отобрать и продать ее главное производственное подразделение. Инвесторы отвернулись от ее акций, и рыночная стоимость ЮКОСа упала более чем на две трети. Тиди предупредил, что, если компания не выработает соглашение с налоговым ведомством, она скоро не сможет платить по счетам и, возможно, объявит себя банкротом.

Но кажется, что московская драма не коснулась нефтяных операций ЮКОСа на месторождениях, разве что немного испортила настроение на сибирском пиру, после того как была перерезана ленточка. ЮКОС по-прежнему добывает около 1,7 млн баррелей нефти в день, то есть 2% мировых поставок; по-прежнему вносит свой вклад в загруженность экспортных трубопроводов и железных дорог.

Инженеры, электрики и трубоукладчики, построившие электростанцию в Нижневартовске, потребляли лососину, пирожки с клюквой и водку, выставленные компанией по этому случаю в рабочем общежитии, здесь же находились Тиди и управленцы, говорившие о дальнейших улучшениях, которые они надеются осуществить в "Томскнефти", дочернем предприятии ЮКОСа, эксплуатирующем здешние месторождения.

Для увеличения производительности некоторых скважин советские инженеры впрыскивали в них воду, и этот недальновидный подход быстро портил скважины. Идея ЮКОСа лучше. Помимо постройки электростанции, "мы думаем о закачивании газа в резервуар, чтобы получить больше нефти", сказал Джо Мач, еще один американец, вице-президент ЮКОСа, отвечающий за производство. "Это хороший ресурс, и он становится дорогим", - добавил Мач.

Аналитики считают, что успех ЮКОСа в значительной мере связан с желанием Ходорковского привлекать таких американских экспертов, как Мач, Тиди и финансовый директор компании Брюс Мизамор, и доверять им повседневное управление компанией. 52-летний Тиди три десятилетия работал в Conoco, прежде чем стал главой эксплуатационного отдела ЮКОСа в августе прошлого года, а через несколько месяцев, после ареста Ходорковского, возглавил компанию.

Стратегия дала ЮКОСу возможность процветать и после того, как Ходорковский оказался в тюрьме. Его отказались освободить под залог, а в мае начался суд над ним. Но атака правительства на компанию по поводу огромных налоговых претензий имела более ощутимый эффект, вызвав колебания на нефтяных рынках и поставив под сомнение надежность России как поставщика нефти. По мнению аналитиков, атакуя ЮКОС, правительство достигает нескольких целей: возвращает себе контроль над нефтяной отраслью и показывает другим "олигархам" опасности чрезмерной независимости.

Неизвестно, "означает ли дело ЮКОСа, что правила игры в России модернизируются или меняются", - написал в извещении клиентам Кристофер Грэнвилл из стратегического отдела United Financial Group, брокерской фирмы, частично принадлежащей Deutsche Bank.

"Если верно первое, то Ходорковского просто наказывают за нарушение исторического компромисса, - писал Грэнвилл, - по которому олигархи 1990-х годов сохранят свою приватизированную собственность" до тех пор, пока будут оставаться вне политики. "Если правила меняются, - отметил он, - это означает, что замена соглашения с государственным капитализмом 1990-х годов начинается с преобладания государственной собственности в ресурсном секторе".

Мучения ЮКОСа иллюстрируют значимость российского нефтяного экспорта для всего мира. Когда в среду выяснилось, что правительство заставляет ЮКОС прекратить экспорт нефти, цены на мировых рынках взлетели. В пятницу опасения, связанные с ЮКОСом, в сочетании с ростом спроса со стороны развивающихся экономик Азии и атаками на иракские нефтепроводы, подняли цены до нового пика, и торги в Нью-Йорке закрылись на отметке 43,8 доллара за баррель.

При всех этих извилинах и поворотах российское производство нефти неуклонно растет и сегодня почти достигло советского уровня. Но тем не менее рынок полагает, что на страну, которую в свое время рассматривали как желанный противовес политически нестабильному Ближнему Востоку, рассчитывать нельзя.

"Это дело доказывает справедливость точки зрения ОПЕК, считающей Россию ненадежным партнером, - заявил Иан Хейг, один из руководителей Firebird Fund, управляющего перестраховочными фондами, связанными с Россией. - Задача ОПЕК стабилизировать цены на нефть, а поскольку ЮКОС, вероятно, не сможет производить, так как прекратит свое существование, это свидетельствует о том, что в России есть внутренние конфликты, мешающие стране экспортировать обещанные объемы".

В пятницу власти позволили ЮКОСу решить самые насущные проблемы, дав ему больше времени на уплату недоимок. Глава службы приставов министерства юстиции Андрей Беляков заявил агентству "Интерфакс", что ЮКОС уже уплатил около 20% требуемых правительством 3,4 млрд долларов налогов и штрафов. После встречи с главным ревизором ЮКОСа Фрэнком Ригером Беляков сказал, что компания пообещала заплатить оставшуюся сумму как можно быстрее.

Приставы пригрозили отобрать и продать "Юганскнефтегаз", важнейшее из трех крупных дочерних предприятий ЮКОСа, чтобы удовлетворить налоговые претензии за 2000 год, и есть признаки того, что правительство может предъявить компании новые претензии за другие годы, достигающие 10 млрд долларов. ЮКОС, которому запрещено продавать активы и пользоваться банковскими счетами, заявил, что скоро не сможет платить за железнодорожные перевозки своей нефти и к середине августа окажется банкротом.

Похоже, в пятницу угроза уменьшилась, но ЮКОС остается компанией, которая мало что может сделать с собственным бизнесом.

"Правительство серьезно относится к возможности переговоров с ЮКОСом" об урегулировании налогового спора, сказал Хейг. "На этой неделе компании дали вздохнуть, и она может выполнить нынешние обязательства и продолжать производство нефти. Но может случиться еще что-то, и нефтяные рынки обезумеют. Из-за этого Россия действительно выглядит как банановая республика".

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru