Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
2 июля 2007 г.

Эммануэле Новацио | La Stampa

Тольятти был пособником сталинских чисток

Чтобы добраться до площадки, на которой установлен монумент в память жертв сталинских ГУЛАГов, надо идти по тропинке, проложенной среди леса. Но заблудиться достаточно трудно, несмотря на дождь и балтийское небо: сосны и березы стали надгробиями с фото, привязанными к стволу, надписями с именами, сделанными от руки, букетом мокрых гвоздик, лежащих на земле.

Пьеро Фассино смотрит на эти фото и надписи и приближается к памятнику, прикрытому тканью, - кубу из красного гранита, посвященному "всем погибшим". "Невозможно молчать, я приехал поздно, но лучше поздно, чем никогда. Я приехал сюда, следуя моральному и политическому долгу, чтобы почтить память жертв, имена которых слишком долго были покрыты бесчестием", - говорит секретарь партии "Левые демократы", почетный гость на церемонии открытия мемориала, созданного скульптором Александром Бакусовым. Фассино был приглашен центром "Возвращенные имена" во главе с Анатолием Разумовым, а также "Комитетом за лес праведных", возглавляемым Габриеле Ниссимом.

Многие годы Левашовский лес, который начинается в 30 км к северу от Санкт-Петербурга, был огромной братской могилой, где были захоронены жертвы коммунистического террора - русские, литовцы, украинцы, поляки, евреи, итальянцы, всего, по меньшей мере, 20 тысяч человек. Они были расстреляны или отравлены выхлопными газами автомобилей, на которых их перевозили к месту казни, многие были погребены заживо. Один слой тел на другом, в соответствии со скрупулезными планами бюрократов террора: "4 тысячи человек расстрелять за 4 месяца", как следует из документов НКВД, секретной полиции Сталина.

Многие годы Левашовская пустошь была островком огромного архипелага советского террора, ГУЛАГа (Главное управление лагерей), о котором писал Александр Солженицын. Но для итальянских левых этот лес, протянувшийся от Ленинграда в направлении Карелии, был до вчерашнего дня порогом бесчестия, который не осмеливались перешагнуть ни лидеры Итальянской компартии, ни руководители "Левых демократов". Даже после того, как они начали разбираться с историей. Фассино признал этот факт, стоя рядом с первым монументом в память тысячи итальянцев - из которых 300 были коммунистами - убитых в период советского террора. Фассино высказался предельно ясно. "Среди них были женщины и мужчины, бежавшие от фашизма, искавшие убежище в Советском Союзе в естественной надежде обрести землю обетованную и стать участниками строительства нового общества", - сказал он, выступая перед детьми и внуками, которые десятки лет боролись за реабилитацию своих отцов и дедов. "Невинные жертвы", которых постигла "та же трагическая судьба тысяч солдат, в том числе и стольких альпийских стрелков, которым пришлось расплачиваться за страдания, причиненные русскому народу фашизмом". "Прежде чем стать жертвами насилия тайной полиции, они стали жертвами доносов своих же товарищей и преступного попустительства тех руководителей - даже таких авторитетных, как Тольятти - которые не нашли в себе мужества противостоять диктаторской машине подавления".

Тон, слова, прямая ссылка не оставляют места для двусмысленного толкования: "Эти зверства стали возможными еще и потому, что эти люди не были защищены, потому что те, кто мог что-то предпринять, бездействовали". Заключительная часть выступления стала безапелляционным приговором: "Сталинские преступления были проявлением самого жестокого коммунизма, диктаторского режима, уверовавшего в то, что можно добиться равенства и справедливости отдельно от свободы". 70 лет коммунизма "продемонстрировали, насколько ошибочной была эта идея".

На церемонии в Левашовском лесу присутствовала и Лучана де Марки, дочь режиссера Джино, активиста ИКП из Пьемонта, обвиненного НКВД в том, что он был "фашистским шпионом", и расстрелянного в 1938 году, несмотря на неоднократные попытки Грамши ему помочь. О ее трудных поисках отца и попытках его реабилитации рассказано в недавно изданной книге Ниссима "Девочка против Сталина". Это история о мужестве и памяти. Той памяти, что хранят сосны и березы Левашово. Той же памяти, которая может обрести найти выражение в суровом вопросе писателя Арсения Рогинского, председатель правления международного общества "Мемориал": "О чем помнят молодые? Молодым есть о чем помнить?"

Источник: La Stampa


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru