Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
2 июля 2007 г.

Джим Хогленд | The Washington Post

Дипломатия дона Корлеоне

Россия Владимира Путина стремится к власти и богатству, постоянно давая понять, что она способна помешать внешнеполитическим планам США. Китай Ху Цзиньтао работает над смягчением последствий своего быстрого экономического и военного развития, чтобы глубже внедриться в экономику США.

Кого же в эти выходные встречают в небывало дружеской обстановке в семейном доме Бушей в Кеннебанкпорте? Нет, не Ху Цзиньтао. Встречают российского президента Путина, который недавно пригрозил вновь нацелить ракеты на Европу. Китайский лидер в прошлом году довольствовался встречей на низком уровне в Белом доме.

Можно утешаться мыслью о том, что визит, который Путин нанесет в Кеннебанкпорт в эти выходные, станет первой серьезной попыткой президента Буша использовать дипломатию в духе "Крестного отца". Буш считает Путина врагом, а не близким другом, и следует совету дона Корлеоне: "Держи друзей близко, а врагов - еще ближе".

Возможно, политический небосвод в штате Мэн будет затянут тучами, когда Буш и Путин в понедельник официально объявят об итогах переговоров. Они должны сообщить о символическом прогрессе в переговорах по противоракетной обороне, объявив о создании совместной рабочей группы высокого уровня, куда войдут министры обороны и иностранных дел двух стран. Однако этот шаг, скорее всего, окажется в тени не слабеющей напряженности по вопросам независимости Косово и безжалостного курса Кремля на выдворение западных компаний из России. Контроль над добычей и транспортировкой энергоносителей в России все более переходит в руки государства и людей, близких к власти.

Важнейшим итогом встречи Буша с Путиным, возможно, станет то, что она подчеркнет следующий факт: политическим наследием нынешней администрации станут удивительно хорошие отношения с Китаем, где у власти находятся коммунисты, и удивительно плохие отношения с "Россией Inc". Употребляя это выражение, некоторые близкие советники Буша обозначают попытку Путина держать под контролем государственную политику и экономические ресурсы, возродив к жизни политическую систему в духе ленинизма.

Но, как говаривал мафиозный главарь из романа Марио Пьюзо, отношения с явными врагами надежнее, чем отношения с потенциальными друзьями. Путин с самого начала завоевал доверие Буша, и одновременно американский лидер посчитал Китай "стратегическим конкурентом", с которым надо действовать осторожно и бдительно, а не "стратегическим союзником", как говорил о Китае Билл Клинтон.

"Президент поначалу продемонстрировал свою недоверчивость, и китайцы стали решать этот вопрос, - объясняет один из американских чиновников. - Со временем они начали ставить более реалистичные цели, в частности относительно Тайваня".

Национальный характер и события внутри этих стран, конечно, в определенной степени и стали причиной различия в отношении Буша с двумя постмарксистскими странами, лидеры которых стремятся обеспечить богатство своим сторонникам и легитимность себе. Однако сейчас Путин удивляет и беспокоит Белый дом, чего нельзя сказать о Ху Цзиньтао.

Как говорили, на Буша произвела впечатление искренность китайского лидера. В прошлом году на вопрос о том, что он считает главной проблемой, которая стоит перед Китаем, Ху Цзиньтао не задумываясь ответил: "Обеспечить 25 млн новых рабочих мест в год" и справиться с огромной волной миграции из сельской местности в новые городские районы.

После этого Ху Цзиньтао (в отличие от его предшественника Цзян Цзэминя) постарался минимально проявлять на публике недовольство в связи с тем, что в его честь не был дан правительственный обед и Белый дом в ходе его визита допустил ряд нарушений протокола.

Его сдержанность свидетельствует об общем стремлении Китая создать мягкую внешнеполитическую обстановку, в которой страна сможет обеспечить рост национальной экономики на 7-8% в год на ближайшее десятилетие. Ху Цзиньтао отказался от стремления Китая к "мирному подъему" - подобные слова звучали чересчур агрессивно - и вместо этого назвал целью создание "гармоничного общества". Кроме того, он отказался от стремления Цзян Цзэминя обозначить сроки по возвращению Тайваня: нынешний китайский лидер полагает, что Буш не позволит островной республике в одностороннем порядке провозгласить независимость.

Производственный бум в Китае давно уже не является новостью. Но в ходе недавней поездки в Пекин и Шанхай я вдруг понял, насколько глубокими стали взаимопроникновение и взаимозависимость американской и китайской экономик за последние десять лет. Сегодня между ними сложился экономический паритет - такой же, как в холодную войну, когда существовала теория ядерного сдерживания, обещавшая гарантированное взаимоуничтожение в случае конфликта. Сильный экономический удар с одной из сторон причинит неисчислимые бедствия обоим государствам.

Путин же выставляет напоказ российские нефтегазовые силы и пользуется запугиванием в качестве основного инструмента во внешней политике. Психиатры могут усмотреть за подобной бравадой огромную национальную неуверенность. Значительное падение цен на энергоносители может изменить ситуацию более резко, чем враждебное отношение Буша.

Ху Цзиньтао демонстрирует уверенность, что время на стороне его государства. Он-то, похоже, понимает, что имел в виду дон Корлеоне. Чем бы ни закончилась встреча Буша и Путина, именно Китай - та страна, которая постигла все тонкости дипломатии в духе "Крестного отца": Буша она держит близко, а потом станет держать еще ближе.

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru