Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
2 марта 2004 г.

Мартина Дёринг | Berliner Zeitung

Внутренний враг

В Багдаде не работает общественный транспорт, нет электричества, отсутствует безопасность. Люди ищут виновных и находят - американцев.

Новые времена, очевидно, начинаются с новых автомобилей. Бесчисленные грузовики движутся через границу с Ираком, они везут грузы из Сирии, Кувейта и Иордании и направляются в Багдад. Они привозят автобусы и пикапы, любимые иракцами "шевроле", старые "мазды", "форды" и "БМВ". Машины скупают на складах металлолома в Европе, и их становится все больше и больше. Только в Багдаде количество автомобилей на сегодняшний день увеличилось с довоенных 200 тысяч до 750 тысяч.

Никто, правда, не знает, откуда взялась эта цифра. Не существует никаких таможенных пошлин, никаких налогов, не нужно получать никаких разрешений. Но каждый знает эту цифру - и чувствует себя на дорогах жертвой хаоса.

Общественного транспорта больше не существует, соответственно приходится полагаться на такси, собственный автомобиль или на машину родственников, почти ежедневно торчать в бесконечных пробках, ругаться с другими водителями или проводить время на неработающих бензозаправках в надежде на то, что туда завезут бензин. И во всех этих трудностях, в этом хаосе виноваты американцы - так считает здесь большинство.

Американское присутствие очевидно. Их вертолеты кружат над городом. Их конвои разъезжают по улицам. Их контрольно-пропускные пункты находятся у всех мостов, на перекрестках, на подъездах к их лагерям и крупным отелям, которые они заняли под свои штаб-квартиры.

Стена из бетонных блоков высотой в добрых три метра и длиной в несколько километров окружает дворцовый комплекс на берегу Тигра, в котором расположились американцы, создавшие свое собственное государство внутри города. За старыми баррикадами из мешков с песком сидят солдаты, другие лежа отдыхают в тени деревьев.

Мужчины и женщины носят бумаги из одного здания в другое. Открылись палаточные рестораны, под большими зонтиками сидят гражданские с чемоданами документов. Индийцы и пакистанцы подают колу и гамбургеры. Иракцев - будь то садовники или повара, водители или жестянщики - нигде не видно.

Сильвия Кроненберг (имя изменено) имеет дело с американцами. Немка вместе с американцами и для них заботится об организации снабжения лагеря, раньше она занималась этим в Афганистане, а теперь - в Ираке: она обеспечивает всем, начиная от продуктов и оборудования и заканчивая бетонными блоками для ограждений.

Люди из гражданской администрации никогда не признают, что такое написано в договорах, говорит Сильвия Кроненберг, и "официально я это тоже всегда оспариваю. Но в моих договорах записано, что я не могу принять на работу ни одного иракца".

Тем не менее многое невозможно сделать, не имея связей с иракцами в Багдаде, Мосуле или Киркуке. "Тем или иным образом, непосредственно или косвенно, некоторые, безусловно, извлекают для себя выгоду из этих дел. Здесь имеются не только проигравшие, но выигравшие".

Тем не менее большая часть иракцев считает себя проигравшими - неважно, насколько изменилась или не изменилась их жизнь. Мадшеед аль-Грири был майором в армии Саддама Хусейна. Он получал хорошую зарплату, а позже - три земельных участка в подарок. У него были служебный автомобиль и домработница. Но ни он, ни его сослуживцы не были приверженцами Саддама, говорит он.

Победители распустили армию, и аль-Грири стал безработным. Теперь он пытает счастье с производством запчастей для автомобилей. Хорошо, что Саддама нет, говорит он. Но плохо, что теперь здесь американцы.

В том, что одного не могло быть без другого, он не видит никакой логики: "Мы, иракцы, сами могли бы свергнуть диктатора. Теперь американцы оккупировали нашу страну. Они должны уйти". Поскольку законной власти нет и не предвидится, Мадшеед аль-Грири требует: "В Ирак должны прибыть войска ООН". Тогда сразу же начался бы подъем.

"Ведь мы, иракцы, не такие, как сирийцы, иорданцы или ливанцы. Мы лучше образованы и очень честолюбивы". А американцы должны забыть о своей идее установить в Ираке демократическую систему. "Здесь слишком много различных группировок. По собственному желанию они никогда не объединятся. Иракскому народу нужна диктатура. Но справедливая и человечная".

Если спросить Зейнаб Дарвуд, довольна ли она свержением Саддама Хусейна, она лишь качает головой. Элегантно одетая женщина изучила экономику в Лондоне, она уже 15 лет преподает в багдадском университете. Конечно, она не сотрудничала с режимом, говорит она. Но раньше многое было лучшее: был свет, зарплата, на улицу можно было выйти без страха.

"На перекрестке трое застрелили водителя автомобиля, который остановился рядом со мной. Они вытащили его наружу и уехали на его машине". Теперь она больше не выходит по вечерам из дома, рассказывает она. Из страха подвергнуться нападению. Но и ей давно ясно, кто виноват. "Американцы делают только то, что нужно им. Они разграбят всю страну. Они не заботятся о нас, иракцах".

Страх стал для Мунтазира аль-Хасана основой его жизни. Повелительный тон выработан многолетними тренировками, но аль-Хасан неохотно говорит о том, где он работал до войны. Теперь он глава собственного охранного предприятия. Его люди охраняют здание одной внешнеторговой фирмы. Они должны защищать жизнь ее главы, его семьи, а также ее иностранных партнеров. У аль-Хасана в подчинении четыре водителя, восемь телохранителей, а также четверо полицейских - всех их оплачивает фирма.

Во время долгой поездки из центра в один из пригородов аль-Хасан сначала ругает курдов, которые якобы сотнями устремляются в город, захватывают виллы, издеваются над владельцами ресторанов и выгоняют их на улицу - они хотят завладеть городом. Тут машина застревает в пробке, так как процессия шиитов перекрыла улицу. Громко причитая, избивая себя цепями и плетьми, медленно движутся десятки молодых мужчин.

Процессии вроде этой - это неотъемлемая часть праздника Ашура. В этот день шииты поминают одного из основных мучеников, имама Хусейна, павшего много веков назад в битве при Кербеле.

Курды внезапно забыты, теперь гнев Мунтазира аль-Хасана изливается "на религиозных фанатиков, которые хотят перебраться из деревень в город и учить людей, как им следует себя вести. Они громят магазины, торгующие спиртным, хотят повергать цензуре кинофильмы и повязать на головы всем девочкам платки".

Ответственность за это лежит на американцах, говорит он. Они поддерживают шиитов, обхаживают их лидеров - из страха, как бы не сделать шиитов своими врагами.

Для всего, что происходило и происходит в стране, иракцы ищут объяснений и, самое главное, виноватых. Одни нашли общий язык с режимом и живут с этого - они забыли страх перед репрессиями, спецслужбами, произволом и нахваливают автострады, которые приказал построить Саддам Хусейн или ностальгически вспоминают о низком уровне преступности во время его правления.

Другие испытывают облегчение от свержения и ареста "безумного диктатора". Но они не имеют никакого представления о том, что делать теперь. Они ожидают от американцев, что те выполнят обещание, которого они в общем-то и не давали. Они хотят ездить без пробок, получить хорошую работу, правление одной партии или одного рода или просто чуть больше денег.

Но процесс восстановления труден и долог, и вина за это возлагается по большей части на американцев - в этом согласно большинство иракцев. Никто не знает, чего американцы хотят на самом деле, поэтому верят слухам. Затем в зависимости от собственной национальной или религиозной принадлежности виновными в нищете и убожестве объявляются курды, сунниты или шииты.

Некоторые возлагают ответственность также на иностранные средства массовой информации, прежде всего - на арабские телекомпании "Аль-Джазира" и "Аль-Арабия", которые якобы подстрекают иракцев друг против друга.

"Американцы сидят за своей стеной в зеленой зоне и ничего не хотят знать об иракцах. А иракцы едут мимо стены и думают, что в стране мало что изменилось. Старые господа были выброшены из дворцов, теперь там живут новые господа", - говорит Харит Схубейди.

Он до недавнего времени работал в одной международной гуманитарной организации. После того как ее офис стал мишенью для терактов, почти все иностранные сотрудники уехали, а их иракские помощники, специалисты по водоснабжению и инженеры-строители, были уволены. С некоторыми из них Харит Схубейди основал фирму, которая действует уже по всей стране.

"Патриоты, шииты, курды, сунниты - все это безумие с религиозной или этнической принадлежностью закончится в тот момент, когда люди поймут, что их ждет на самом деле и когда их жизнь станет ощутимо лучше".

Харит Схубейди полагает, что судьба Ирака будет решаться на улице. Не у американцев в зеленой зоне. "Там они готовят планы насчет выборов и нового правительства, там создаются теневые министерства. Но вместо этого лучше бы оккупанты подумали о том, как установить в стране стабильность. Теперь им нужно просто позаботиться о том, чтобы люди в Ираке без происшествий могли добраться из одного места в другое".

Предстоит долгий путь - путь в новое время.

Источник: Berliner Zeitung


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2021 InoPressa.ru