Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
2 ноября 2000 г.

Дональд Макнейл | The New York Times

Путин в Париже - разговор, в основном, идет о бизнесе

Вероятно, несправедливо делать далеко идущие выводы из того факта, что в последний день визита в Париж президента России Владимира Путина президент Шак Ширак изменил свой график и вылетел в Шербург, где в Ла-Манше только что затонул танкер с химикатами.

Однако нет никаких сомнений в том, что авария танкера получила куда более подробное освещение в прессе, чем визит президента России. Это отчасти объясняется относительно неброским характером визита Путина во Францию, страну, которую он со времени своего прихода в Кремль старательно игнорировал из-за ее резкой критики чеченской войны.

Путин побывал в Елисейском дворце, где его с соответствующими почестями встретили гвардейцы в кавалерийских шлемах. Он вместе с другими лидерами ЕС выступил с заявлением, в котором указал на необходимость политического урегулирования в Чечне.

Однако вся остальная часть визита прошла почти незамеченной. Поездки Путина в Лувр, закрытый для посещений в этот день, и на русское кладбище в пригороде Парижа были запечатлены лишь несколькими фотографами.

Одному фотографу удалось сделать интересный снимок: Путин с женой стоят на фоне "Моны Лизы". И дело не в том, что зал, где всегда полно туристов, необычно пуст, а в том, что на лицах Путиных играла зловещая полуулыбка, прямо как у той, что находилась за их спинами.

Значительная часть визита Путина - встречи с лидерами деловых и политических кругов - прошла за закрытыми дверьми. И протесты относительно его пребывания в Париже были незначительными и звучали, в основном, из уст тех, кого обычно называют "французскими интеллигентами".

Однако визит не вызвал и большого восторга, поскольку русские и французы преследуют противоположные цели. Путин дал понять, что собирается обсуждать деловые вопросы, особенно касающиеся нефти и газа. Французы же по-прежнему хотели говорить о Чечне.

Французские и другие европейские дипломаты, вероятно, хотели навести глянец на ситуацию вокруг чеченской войны. После заявления в поддержку политического урегулирования Путин повторил, что нельзя вести переговоры с людьми, запачкавшими свои руки кровью, что, по-видимому, полностью исключает возможность диалога с нынешним политическим руководством Чечни.

Дипломаты предпочли не заметить это высказывание. Однако французская пресса не захотела молчать. Она заранее говорила о визите так, словно жестокие репрессии в отношении чеченцев должны стать его центральной темой, и называла прошлое нежелание Путина посещать Францию - капризом.

Как заявил французскому телевидению дипломат, пожелавший остаться неназванным, самое трудное было убедить Путина в том, что, даже если французская пресса его не любит, ее мнение не отражает настроений французского правительства.

Раздражение Путина, завуалированное дипломатическим языком, вчера продемонстрировал на страницах "Фигаро" заместитель министра иностранных дел Иван Иванов. В статье, опубликованной в разделе "Мнение", подчеркивается важность мини-саммита, однако отмечается, что Европа, "к сожалению, больше года потратила на прочеченскую риторику".

Затем Иванов затронул деловые вопросы: Россия заинтересована продавать Европе больше сибирской нефти и газа и взамен надеется, что Европейский инвестиционный банк выделит больше средств, необходимых для развития российской энергетической отрасли.

Он высказался за отмену ограничений на экспорт российского ядерного топлива в Европу и выразил надежду, что Европа поможет России заставить Польшу и Украину прекратить воровство газа из трубопроводов, идущих на запад. Россия рассчитывает на содействие Европы в плане достижения американского и японского технологического уровня.

Несколько более воинственным тоном Иванов заявил, что Россия требует от ЕС, намеревающегося расширяться на восток, принять во внимание традиционные интересы Москвы в Восточной Европе и странах Балтии.

Наконец, он, чередуя предостережения с теплыми объятиями, подчеркнул: "В общем, Москва чувствует, что Великая Европа не должна существовать без России, и в то же время - Россия является неотъемлемой частью Европы. И это справедливо".

Видимо, сходное настроение выразил Путин во время встреч за закрытыми дверьми. Ведущие бизнесмены отдали должное "бесспорному изменению инвестиционного климата" в России, и во вторник вечером было объявлено о заключении сделки на общую сумму около 2 млрд. долларов между "Gaz de France" и "Газпромом" о строительстве трубопровода через Белоруссию, Польшу и Словакию.

Вчера утром Путин посетил русское кладбище Сент-Женевьев-де-Буа, где сделал жест исторического примирения. Он возложил красные гвоздики не только на могилы танцора Рудольфа Нуриева и писателей, таких как Иван Бунин, но и офицеров добровольческой армии, сражавшихся с большевиками, а затем живших здесь в изгнании.

"Мы никогда не должны забывать, что мы дети одной матери, и ее имя - Россия", - сказал он.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru