Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
2 ноября 2004 г.

Жиль Пари | Le Monde

Арабские телеканалы и "война картинок"

Вначале был восточный монарх - эмир Катара шейх Хамад бен Халифа Аль Тани. Правитель крошечного полуострова, высокий, сильный, одетый в белые одежды, вышитые золотом: классика да и только.

Но сделал он то, чего никто от него не ожидал. Отстранив своего отца от власти в 1995 году, он уже на следующий год поддержал создание телеканала Al-Jazeera ("Остров"). Тем самым он совершил революцию.

С тех пор на Ближнем Востоке появилось много информационных телеканалов. У Al-Jazeera есть теперь саудовский соперник Al-Arabiya, созданный в 2003 году. Есть также Abou Dhabi TV, Dubai и LBC. Последний поначалу был чисто развлекательным каналом, но в последнее время пополнился и информационными программами, заключив альянс с крупной арабской газетой Al-Hayat ("Жизнь"). Все эти СМИ составляют нечто вроде единого "арабского канала". Став в 1998 году транслятором выступлений Усамы бен Ладена против Запада, он является сегодня главным вектором иракского кризиса.

Таким образом, почти абсолютная монополия на телеинформацию, которой до конца ХХ века обладали западные каналы (CNN, BBC и др.), оказалась уничтожена. В багдадском хаосе им очень трудно работать. Результат: кадры с изображением терактов, американских бомбардировок, а также захватов заложников чаще всего транслируются именно "арабским каналом". Это порождает подозрения, слухи и непонимание. Не выходят ли эти каналы за рамки своих функций? Не занимаются ли манипулированием?

В 1996 году, когда эта история только начиналась, все казалось очень простым. "Al-Jazeera - это наиболее зримое проявление внешней политики Катара, продиктованной его плохими отношениями с Саудовской Аравией", - заявляет в Бейруте Джозеф Самаха, бывший колумнист Al-Hayat, а ныне главный редактор ливанской газеты As-Safir.

Катар и Саудовская Аравия. Две страны, несопоставимые по весу в мире, но одинаково богатые нефтью и газом. Одинаково приверженные ваххабизму - ригористичному исламу, наследию саудовского вероучителя XVIII века Мухаммеда Ибн Абд аль-Ваххаба (1703-1792). По мнению Мухаммеда аль-Уафи, преподающего в парижском Институте политических исследований и заканчивающего дисертацию, посвященную как раз арабским СМИ, "саудовская монополия на информацию была подорвана каналом Al-Jazeera, который говорил о том, о чем в регионе не говорилось, особенно о соседних странах и их проблемах".

1980-е годы были отмечены притоком саудовских капиталов в область информации. Именно в этот период появляются канал MBC (Middle East Brodcasting Corporation), панарабские ежедневные газеты Al-Hayat и Al-Sharq Al-Awsat ("Ближний Восток"). Саудовцы, сказочно разбогатевшие за это десятилетие, пользуются благоприятной конъюнктурой, чтобы укрепиться в сфере, с которой они мало знакомы, но стратегическую важность которой вполне осознают.

Главная арабская страна, Египет, все еще остается парией среди арабских наций после подписания сепаратного мира с Израилем. Ливан еще полыхает огнем и истекает кровью. В каждой стране национальное телевидение служит властям и подчиняется цензуре. В лучшем положении находятся развлекательные каналы. Ливанское "ноу-хау" сочетается с саудовскими капиталами: это LBC, бывший канал "Ливанских сил", пользующийся большим коммерческим успехом, и ливанский же канал Al-Mustaqbal ("Будущее") - собственность весьма богатого ливанского премьер-министра Рафика Харири.

Этот баланс будет нарушен в 1996 году каналом Al-Jazeera. Благодаря ему наконец становится услышан голос задушенной политической опозиции. Канал показывает аудитории дебаты, в ходе которых телезрителям предлагается высказываться свободно. Есть здесь также информационные выпуски в духе BBC и CNN, а также исторические или научные документальные фильмы. Катару приходится расплачиваться за эту известность: дипломатические кризисы со странами региона разгораются один за другим...

Первое интервью с Усамой бен Ладеном. Первое выступление Саддама Хусейна после начала американской операции "Пустынная лисица"... К этому времени медийный пейзаж заметно меняется. В 1991 году американский журналист Питер Арнетт (CNN) был единственным иностранным репортером, которому было разрешено остаться в Багдаде, чтобы рассказывать об американских бомбардировках города. В 2001 году в Кабуле крушение афганских талибов освещал Тайсир Аллуни. На каком канале он работал? На Al-Jazeera.

За несколько лет Al-Jazeera стал феноменом. Ему посвящаются книги и документальные фильмы. Повсюду за работой канала следят едва ли не с увеличительным стеклом в руках. Например, когда телеведущая, алжирка Хадиджа бен Гена, решает выходить в эфир в головном платке (официально - по личным соображениям).

В центральном офисе Al-Jazeera в Дохе очень тесно: даже газоны возле здания заставлены столиками сотрудников. Ведь канал существует в нескольких ипостасях: это и интернет-сайт aljazeera.com, и Al-Jazira-Sports. На конец 2005 года запланированы трансляции Al-Jazeera International на английском языке и выпуск образовательной программы.

Джихад Али Баллут, отвечающий в Al-Jazeera за связи с прессой, скрупулезно перечисляет количество журналистов (их 185), заграничных бюро (24) и бюро, закрытых местными властями (4). А вот бюджет канала остается секретом. Невозможно узнать и размеры доходов от рекламы и от контрактов с международными компаниями, нуждающимися в видеоинформации.

Ясно, что этих поступлений недостаточно. В 1996 году на запуск канала было выделено 130 млн долларов. На самофинансирование канал должен был перейти через пять лет. Все говорит о том, что этого не произошло до сих пор.

Бейрутские эксперты по СМИ оценивают ежегодные потребности Al-Jazeera в 40 млн долларов. Но волшебный краник рекламных анонсов - саудовская монополия - по-прежнему крепко закрыт могущественным соседом (официально запретившим каналу работать на своей территории). Al-Jazira уже давно прекратил бы работу, если бы не помощь эмирата, а говоря точнее, министра иностранных дел шейха Хамада бен Джасема Аль Тани - человека, личное состояние которого вызывает всеобщую зависть, в том числе в самом Катаре.

Отсутствие официальных замеров рейтинга канала способствует сохранению тайны рекламного рынка. Джихад Али Буллут ограничивается тем, что сообщает полуофициальные саудовские данные, по которым Al-Jazeera лишь незначительно обгоняет своего конкурента - канал Al-Arabiya, но идет далеко впереди CNN и BBC.

"На Ближнем Востоке решение в области рекламы является не экономическим, а политическим, в противном случае у нас было бы больше клиентов. Но мы думаем, что наши 40 миллионов телезрителей в конце концов привлекут рекламодателей", - уверяет Джихад Али Баллут.

Однако неясность с денежными счетами - не единственное объяснение осторожности канала. Если Al-Jazeera сейчас так недоверчив, то это прежде всего потому, что он является мишенью атак со стороны американской администрации, самые высокопоставленные представители которой часто резко критиковали его работу. Обвиняемый в распространении непроверенных слухов и возбуждении ненависти к США, канал защищается.

В центральном офисе никто не комментирует слух о состоявшемся в июне визите к эмиру Катара тогдашнего директора ЦРУ Джорджа Тенета. Цель же этого визита, который состоялся за несколько дней до отставки Тенета, по слухам, состояла в том, чтобы подать властям сигнал: нужно обратить внимание на то, что Al-Jazeera говорит об Ираке...

Первый тревожный сигнал поступил с началом второй палестинской интифады. Хотя Al-Jazeera была первым арабским телеканалом, дерзнувшим поместить на карте название "Израиль", освещение им интифады, которое сочли слишком эмоциональным и проникнутым открытой симпатией к палестинцам, было подвергнуто критике в Израиле и США.

"Нас упрекают за сцены насилия со стороны израильской армии в отношении палестинцев. Но эти сцены не я выдумал, они были, и они есть, - говорит журналист Валид аль-Умари, израильский араб, работающий корреспондентом канала в Рамаллахе. - Что касается тона, в котором мы обращаемся к арабской аудитории, то я отсылаю вас к работе израильских каналов".

Al-Jazeera находится меж двух огней. Президент палестинского телевидения Радван Абу Айяш сетует на то, что арабские информационные каналы, начиная с Al-Jazeera, предоставляют слишком много места в эфире израильским официальным представителям.

"Израильтяне очень хороши в области коммуникации. Они выглядят разумными, взвешенными и правдивыми - в отличие от палестинцев, - поясняет он. - Арабская аудитория, например в Марокко, не имеет информации, которая позволила бы ей "расшифровать" их высказывания, и в итоге мы проигрываем".

Весной 2003 года смена руководства ознаменовала собой новый этап в истории канала. В июле 2004 года был принят этический кодекс из 10 базовых принципов (строгость, уважение в фактам, плюрализм...), а в августе канал публично осудил похищение в Ираке двух французских журналистов. В штаб-квартире Al-Jazeera уверяют, что уход в мае 2003 года директора и основателя канала Джасема Али не имел ничего общего с наказанием за слишком явную антивоенную линию (хотя именно эта версия чаще всего приводится в объяснение смены руководства).

Более серьезной неприятностью было дело собкора в Испании Тайсира Аллуни, обвиненного судьей Бальтасаром Гарсоном в сотрудничестве с "Аль-Каидой" и подвергшегося кратковременному заключению. "Мы ждем решения суда с полным спокойствием, - говорит один из его коллег. Как вы думаете, если бы испанцы могли предъявить ему что-то серьезное, разве они разрешили бы ему снова работать?"

Al-Jazeera пользуется особой популярностью у радикальных группировок. Его корреспонденты часто одними из первых оказываются на месте событий, чтобы описать реальность "не таковой, какой ее описывает американская администрация", - говорит главный редактор Самир Хадер. Журналист Ахмед Шейх считает многие критические выпады несправедливыми. "Вы думаете, другие каналы отказались бы показать кассету бен Ладена, если бы получили ее?"

Тон меняется, когда происходят захваты заложников. Почти всегда документы - по запутанным и сложным каналам - поступают в редакцию Al-Jazeera. Словно речь идет о единственном официальном канале, признаваемом похитителями.

"Я знаю, что, когда я сообщаю о том, что кто-то взял на себя ответственность за похищение, для заложников начинается обратный отсчет времени. Учитывая выдвигаемые требования - например, уход из Ирака войск страны, гражданином которой является заложник - можно представить себе, каким будет исход... Это невыносимый кошмар. Мы должны сообщать, и мы сообщаем. Не знаю, как поступили бы другие. Но у меня возникает лишь одно пожелание: чтобы это скорее закончилось!"

Канал Al-Arabiya, офис которого расположился в ливанской столице, претендует на менее эмоциональное освещение событий, чем его катарский конкурент. Но назначение на пост главного редактора человека, пришедшего из газеты Al-Sharq Al-Awsat и известного своей проамериканской позицией, не прошло незамеченным - особенно в момент, когда отношения между США и Саудией переживают не лучшие времена.

"Люди знают, что они смотрят: нажать на кнопку пульта - почти политический жест", - считает ливанский журналист Джозеф Самаха.

Источник: Le Monde


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru