Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
2 ноября 2005 г.

Джон Миллер | The Wall Street Journal

Восточная Европа: пыл после вступления в ЕС охлаждают экономические проблемы

С тех пор как восемь лет назад Отто Де Джагер создал мебельную компанию Sibex близ чешского города Прибрам, объем продаж его сосновых кроватей, столов и стульев ежегодно увеличивался на 60-80%, примерно до 200 тыс. предметов мебели в год.

Сегодня компания Джагера и остальная Восточная Европа переживают сравнительный спад. С 2004 года рост продаж Sibex уменьшился до 10%. Больше всего Джагер недоволен усиливающейся конкуренцией других чешских компаний и сокращением жилищного строительства в Британии и Германии.

"Если домов становится меньше, то людям нужно меньше мебели", - говорит он и добавляет, что слабого западноевропейского спроса недостаточно для поддержки всех восточноевропейских стран, растущих и пытающихся торговать с западными соседями.

В экономическом успехе Восточной Европы появляются трещины. Хотя восемь бывших коммунистических стран, вступивших в Европейский союз в мае 2004 года, по-прежнему растут на 4% в год, замедляется экспорт в 12 стран ЕС, перешедших на евро, где рост ВВП в этом году прогнозируется на уровне 1,2%. Высокие цены на нефть и напряженность в отношениях с Россией, в частности из-за цен на энергоносители, грозят ростом инфляции. Помимо этого, низкий внутренний спрос и слабые правительства создают финансовое напряжение, заставляющее правительства откладывать введение евро, а компании - экспортировать не в Западную Европу, а в другие регионы мира.

Налицо "явная потеря инерции", говорит Лоренцо Кодоньо, экономист Bank of America в Лондоне.

Конечно, новые члены ЕС не монолитны. Положение Чехии, Словакии, Словении и стран Балтии лучше, там сохраняется рост на уровне, превышающем 5%. Но в этом году рост ВВП замедлился в Польше с 5,3% до 4,3% и в Венгрии - с 4,2% до 3,4%.

Проблема во многом связана со слабостью восточноевропейских рынков и рынков западных соседей. Когда Польша вступила в ЕС, Беата Мазер-Стаменкович и ее муж впервые решились взять ссуду и взяли 350 тыс. злотых (около 106 тыс. долларов) на покупку квартиры. Сегодня 32-летняя менеджер косметического салона говорит, что бизнес идет не так оживленно, как она надеялась. "Когда я смотрю на своих клиентов, у меня создается впечатление, что они тратят деньги менее свободно", - говорит она.

Зарплаты в Польше уменьшаются девять месяцев подряд, безработица составляет 18%, и признаков, что она сократится, мало. Низкий потребительский спрос на внутреннем рынке является проблемой всего бывшего советского блока.

"В Западной Европе люди регулярно едят в ресторанах. Здесь это не принято", - говорит Петер Вали, управляющий будапештского ресторана Corner Kft, где предлагают простые обеды.

Политическая неопределенность не укрепляет уверенность. В сентябре поляки избрали консервативную парламентскую коалицию, но 23 октября отдали на президентских выборах голоса за националиста и евроскептика Леха Качиньского, а не за прозападного рыночника Дональда Туска. В ближайшие полтора года предстоят выборы в Чехии, Словакии и Венгрии. Вероятнее всего, у власти останутся слабые коалиционные правительства, которым пока не удалось обуздать растущие расходы социально ориентированных государств на здравоохранение и пенсионные обязательства.

Финансовая напряженность является общей проблемой. Хотя некоторые дополнительные расходы предсказуемы в странах, пытающихся догнать Запад, бюджетные дефициты в регионе значительно превосходят 3% ВВП - показатель, необходимый для выполнения финансовых инструкций ЕС и перехода на евро, о котором мечтают все новые члены. Иностранных инвесторов пугает перерасход, особенно в Польше, а еще больше в Венгрии, где в этом году дефицит может составить 7% ВВП.

"Венгерское правительство не занимается фундаментальными проблемами дефицита, - говорит Ивайло Веселинов, специалист по Восточной Европе инвестиционного банка Dresdner Kleinwort Wasserstein в Лондоне. - Мы видим только множество финансовых упражнений".

Экономикам стран Балтии грозит отказ России от продажи нефтепродуктов со скидками, которые она предоставила республиками бывшего СССР. Если это произойдет, цены на топливо вырастут на 10%, что увеличит инфляцию и задержит введение евро, считает Марис Лаури, экономист Hansabank в Таллине. Чтобы страны могли ввести евро, инфляция в момент подачи заявки должна быть меньше 2%. Среди новых членов ЕС этого показателя достигла только Чехия с инфляцией в 1,9%.

Чешские предприниматели стремятся диверсифицировать свой экспорт, не полагаясь исключительно на членов ЕС. За прошедшее десятилетие Иржи Белингер создал с нуля две компании, которые продают в Западную Европу морские и садовые агрегаты. Поскольку "бизнес там все время сокращается, а конкуренция становится все острее", он планирует увеличить продажи в Азию, Африку и Россию.

В целом чешский экспорт выглядит "прекрасно, хотя общее число компаний, торгующих с Западной Европой, резко выросло, а это означает, что некоторым компаниям приходится бороться за выживание", говорит Джефф Гейбл, экономист Barclays' Capital в Лондоне.

Мебельщик Джагер испытывает другую стратегию - переход на более изящную, современную и дорогую мебель - и придумывает, как доставить ее западным торговцам подешевле. Но и здесь он видит угрозу, особенно со стороны Китая с его дешевой рабочей силой и девальвированной валютой. Джагер надеется, что в будущем году новые продукты принесут ему прибыль в 20%.

"Мы добьемся большего, - говорит он. - Но так, как раньше, уже не будет".

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru