Архив
Поиск
Press digest
30 июля 2021 г.
2 октября 2007 г.

Сеголен Руаяль | Le Monde

Непоследовательная дипломатия

Париж, 27 августа, конференция послов. Затронув острый турецкий вопрос, Николя Саркози делает заявления, которые в его устах приобретают особенный резонанс. "Франция не возражает против открытия новых раундов переговоров между Евросоюзом и Турцией", - сказал он ошеломленной аудитории.

Вопрос о неприятии вступления Турции в ЕС был, казалось бы, решен. Сотрудничеству - да, членству - нет: в ходе наших дебатов для Николя Саркози это был принципиальный вопрос. Несколько месяцев спустя, потрясенный принципом реальности, который он до тех пор отрицал, он нарисовал радикально иную перспективу. Закрытость, за которую он выступал, оказалась несвоевременной. Сейчас даже идет речь об отмене референдума, обязательно предваряющего возможное вступление в ЕС. Для Турции все вновь возможно!

Это - не единственный случай изменения позиции. 14 июля основные ливанские политические силы, в том числе и "Хизбалла", были приглашены для диалога в Сель-Сен-Клу, в резиденцию министра иностранных дел. "Хизбалла" - значительная политическая сила в Ливане. Она - одна из составляющих национального диалога и как таковая приглашена на межливанские встречи", - заявляет пресс-секретарь Елисейского дворца. Уже забыто заявление Николя Саркози на форуме СНД 9 декабря 2006 года по поводу одного кандидата в президенты (имеется в виду Сеголен Руаяль. - Прим. ред.), встречавшегося с ливанской комиссией по внешней политике в присутствии посла Франции, на которой присутствовал всего один депутат от "Хизбаллы": "Того факта, что он избран, недостаточно для того, чтобы вступать с ним в дискуссии. Гитлер тоже был избран, но это не значит, что он был достойным доверия и ответственным партнером на переговорах". Полемика продолжалась целую неделю: ее обвиняли в грубой, непростительной, неслыханной ошибке, незнании вопросов международной политики, некомпетентности.

А что можно сказать об иранском досье и доступе к ядерным технологиям, включающем обогащение урана? Я всегда выступала против этого, пока не будут предоставлены гарантии контроля. Сегодня, из-за того, что не проводилась превентивная и ответственная политика, нас голосом министра иностранных дел призывают "готовиться к худшему", к войне, лишь повторяя неслыханное заявление Николя Саркози перед послами о разрушительной альтернативе - "иранская бомба и бомбардировка Ирана".

Такой ряд резких изменений взглядов вызывает беспокойство и ставит под сомнение надежность слов Франции. Недавно наши партнеры вновь спросили, идет ли речь об импровизации или о провокации, когда президент с трибуны ООН назвал мирный атом "лучшим ответом для тех, кто хочет в обход соглашений обзавестись ядерным оружием", вновь спутав приобретение электроэнергии с обладанием всей технологией, включая обогащение урана, позволяющее рано или поздно перейти от мирного к военному атому.

Такие внезапные и непредсказуемые повороты ставят вопросы, которые пока остаются без ответов. В чем причина таких блужданий, такого путаного подхода к иранскому досье? Как не внушающая доверия в декабре 2006 года "Хизбалла" превратилась в приемлемого собеседника в июле? Что такое произошло, что Николя Саркози изменил свои взгляды по Турции?

Президент еще ни разу не объяснился. Согрешил ли он по незнанию международных обязательств? Или намеренно забыл открыто заявить о своих намерениях? Или усомнился в пригодности некоторых своих предпочтений? Если да, то почему он ничего не сказал? Разогреть общественное мнение, создать видимость жесткой позиции, а затем отречься перед лицом опасности изоляции: в этом заключается новая дипломатия перелома? Сегодня на карту поставлена утрата доверия к Франции, доверие поставлено под угрозу банализацией ее слова, маргинализацией, последствия которой очень трудно исправить.

Наша страна традиционно вносила спасительный контрапункт в "хор наций". Она создавала совершенно иную мелодию, которая звучала иногда mezza voce, иногда fortissimo, но всегда в гармонии с двумя главными ценностями: осознанием общего блага и этикой ответственности, не позволявшей использовать внешнюю политику для достижения внутриполитических целей.

Бывшая Югославия, Ирак, Ливан, Дарфур, палестино-израильский вопрос: так много конфликтов, в которых Франция отвергала ложные доказательства и манихейские упрощения. Примитивной идеологии и непосредственному преследованию собственных интересов она предпочитала рациональный анализ фактов - последнюю путеводную нить крайне сложного мира, последнее условие действий, достойных доверия и уважения.

Но какой спектакль устраивает Франция в последние четыре месяца? В Европе - это президент, перетягивающий на себя одеяло, раздражающий наших самых верных партнеров, в частности Германию, ошеломленную драматизацией иранского досье, ошарашенную новым конституционным соглашением, шокированную вмешательством в иранское ядерное досье и оскорбленную тем, что Николя Саркози называет Ангелу Меркель "этой женщиной с востока"! Промах на промахе. В Африке - это президент, грубо характеризующий этот континент как "лишенный истории, запутавшийся в вечном возвращении, где человек никогда не устремляется в будущее", а потом рисующийся перед телекамерами с габонским и ливийским лидерами. Где последовательность, где миссия, где достоинство?

Похоже, только сближение с Вашингтоном придает дипломатии Николя Саркози видимость последовательности. В тот час, когда Америка ставит под сомнение свой выбор во внешней политике, когда в докладе Бейкера говорится о необходимости нового подхода, основанного, в первую очередь, на диалоге, а не на применении военной силы, в час, когда даже наши британские друзья предпочитают дистанцироваться, Николя Саркози делает выбор в пользу атлантизма. Несмотря на далеко идущие последствия такого решения, ему не было дано никакого объяснения, и оно не обсуждалось в парламенте.

Было бы неплохо, если бы президент Республики прислушивался и руководствовался этой мудрой рекомендацией, содержащейся в докладе Ведрина: дружеские и союзнические отношения, но не присоединение. Только не поддаваясь искушению чрезмерных обещаний и зрелищной политики, Франция, доверие к которой - неотъемлемое условие мира в мире, может обрести - пока еще не слишком поздно - сильную дипломатию, к которой будут прислушиваться.

Сеголен Руаяль возглавляет совет региона Пуату-Шарант

Источник: Le Monde


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2021 InoPressa.ru