Архив
Поиск
Press digest
29 сентября 2020 г.
2 сентября 2020 г.

Эндрю Хиггинс | The New York Times

Для Кремля Алексей Навальный - угроза, о которой он не может говорить

(...) "Для президента Владимира Путина активист по борьбе с коррупцией Алексей Навальный - словно Лорд Волан-де-Морт, герой из кошмарного сна, тот, чье имя, как и имя заклятого врага Гарри Поттера, "нельзя называть". Согласно архивам выступлений и интервью на веб-сайте Кремля, за более чем 20 лет пребывания у власти Путин ни разу публично не упомянул имени своего самого известного оппонента. Когда он все же произнес его после укола американского журналиста во время частного мероприятия в 2013 году, это стало национальной новостью", - пишет The New York Times. - (...) Сайт Кремля соизволил назвать его имя только на прошлой неделе - и тем самым признал, что самый беспощадный критик Путина действительно существует".

"Есть странное табу. Оно сакрально, мистично, - считает Дмитрий Белоусов, бывший сценарист государственного телевидения, который не один год писал сценарии, подрывающие репутации врагов Кремля. Опасаясь ареста за частный интерес к анархизму в прошлом, Белоусов в прошлом году бежал из России и в настоящее время ищет политического убежища в Нидерландах", - отмечается в статье.

"По его словам, в число целей его телевизионных работ - заказываемых кремлевскими чиновниками и снимаемых на основе компрометирующих материалов наблюдения, предоставленных службами безопасности, были бывший мэр Москвы, которого когда-то считали возможным соперником Путина, и олигарх Михаил Ходорковский, добровольно живущий в ссылке, но самый жестокий огонь вызвал именно Навальный", - пишет The New York Times.

"Они действительно ненавидят Навального", говорит Белоусов, потому что "то, что он сделал, находится полностью вне их контроля. Кремль борется против любой силы, которую он не может контролировать, против любого мнения, которое он не контролирует. Это их руководящая стратегия".

"Еще одним источником их гнева, по его словам, было то, что службы безопасности, несмотря на годы охоты, так и не смогли найти на него компрометирующих материалов", - указывает издание.

(...) Немецкие врачи считают, что Навального отравили. Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков отверг это суждение как "пустой шум" и заявил, что Россия не видит причин начинать расследование того, что случилось с "пациентом" - новое прозвище, которое недавно присоединилось к "господину", "тому персонажу, о котором вы упомянули", "ответчику" и другим терминам, которые Кремль использует, чтобы не упоминать имя Навального", - пишет газета.

"Выбор времени отравления после массовых протестов в соседней Белоруссии по поводу спорных президентских выборов и недель уличных демонстраций на Дальнем Востоке России породил круговорот слухов. Почему после стольких атак в течение многих лет на репутацию Навального и, по крайней мере, двух случаев атак на его личность, угрозы внезапно переросли в то, что, похоже, было покушением на убийство? - задумывается издание. - Одна популярная теория состоит в том, что Кремль, напуганный протестами на западе в Белоруссии и на востоке в Хабаровске, хотел убрать Навального с пути, чтобы помешать ему мобилизовать недовольство ближе к Путину и сорвать его планы относительно парламентских выборов в следующем году".

"Альтернативная теория, однако, состоит в том, что отравление Навального указывает не на силу безжалостно эффективной системы репрессий, а на слабость системы, реакция которой на потенциальные угрозы настолько ухудшилась, что государство больше функционирует не как единое целое, а скорее как смесь соперничающих кланов и бойцов-фрилансеров, питающих недовольство, таких как Пригожин. "Каждый элемент системы действует в соответствии со своей собственной логикой, не в интересах системы в целом, - замечает Татьяна Становая, основатель фирмы политического анализа R. Politika (...). - Отравление - это не самый эффективный способ борьбы с оппонентом. Это полный идиотизм".

"Неразбериху усугубляет тот факт, что, в отличие от жертв нескольких других чудовищно ужасных случаев отравления, связанных с Россией, Навальный никогда не считался предателем - представителем категории врагов, которую Путин особенно презирает и которая, по его словам, не заслуживает пощады", - пишет The New York Times, напоминая про Александра Литвиненко и Сергея Скрипаля.

"(...) Но граница между предательством в виде служения иностранной державе и внутренней оппозицией в последнее время становится все более размытой. "Вся внутренняя политика теперь рассматривается как отражение внешних угроз", - заявила Екатерина Шульман, политолог и бывший член кремлевского совета по правам человека, которая была исключена из этого совета в прошлом году в результате чистки независимых членов. "Это восприятие не совсем новое, но в последние годы достигло беспрецедентных масштабов". "Представление о том, что все в мире является полем битвы между великими державами, в настоящее время является верой и религией правящей элиты России", - добавила она.

(...) По словам Становой, Путин и другие представители правящей элиты России не столько боятся Навального, сколько презирают его как нарушителя порядка. "Они похожи на жителей элитного жилого района, которые хотят избавиться от бродяги, который начинает спать рядом с их прекрасным фонтаном, - сказала она. - Навальный не часть их мира, и они хотят, чтобы он ушел". Становая добавила, что правящая элита России, в частности, бывшие офицеры КГБ, как Путин и многие из его близких советников, видят в лидере оппозиции "инструмент", используемый иностранными врагами России, а "не соперника или даже личность".

"Нашей страной управляет логикой КГБ", - считает она.

(...) "По словам Марка Галеотти, эксперта по российским службам безопасности, видео Навального, разоблачающие расточительный образ жизни и явную коррупцию прокремлевской элиты, привлекли огромную аудиторию не только среди мятежной молодежи и либеральных интеллектуалов, но и среди членов элиты, которые обеспокоены тем, что часть информации Навального была слита соперничающими группами в руководстве, и что они могут быть следующими, говорится в статье.

"Никто не внушает такой враждебности и страха, как Навальный, - подчеркивает Николай Петров, старший научный сотрудник Chatham House в Лондоне и эксперт по вопросам принятия решений Кремлем. Это, добавил он, означает, что существует очень длинный список потенциальных врагов, которые могут хотеть его смерти или, по крайней мере, недееспособности.

Но, добавил он, Навальный - такая известная цель, что никто, питающий личную неприязнь, не станет действовать против него без хотя бы молчаливого согласия Путина.

"Это как мафия: ничего нельзя сделать без одобрения и гарантии безнаказанности со стороны босса, - полагает он. - Я не говорю, что Путин дал прямой приказ отравить его, но никто не может действовать, пока он не будет уверен, что босс будет счастлив и не накажет его".

В написании статьи приняла участие Софья Кишковски

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru