Архив
Поиск
Press digest
30 ноября 2020 г.
2 сентября 2020 г.

Клаус Зегберс | Die Zeit

Шесть удобных заблуждений о России

"У нас нет необходимости в обязательном порядке и непрерывно разговаривать с Россией. Или воздерживаться от критики. Как и с другими авторитарными режимами, мы должны обращаться с ней ясно и жестко", - утверждает на страницах немецкого издания Die Zeit Клаус Зегберс, являвшийся до выхода на пенсию профессором международных отношений Института Отто Зура при Свободном университете Берлина.

"(...) На протяжении четверти века отношения с Россией отмечены целым рядом популярных и удобных ключевых заблуждений, которые не выдерживают проверки", - пишет автор публикации, перечисляя их:

1. Россия является порой своеобразным, но важным членом международного сообщества.

2. После злодеяний во Второй мировой войне немцы должны воздерживаться от критики.

3. Сегодня Россия лишь реагирует на западное высокомерие и неуважением после распада СССР.

4. Сегодня мы переживаем новую холодную войну. И ей можно и нужно управлять, как и первой (1949-1989).

5. С правителями в авторитарных системах необходимо разговаривать, так как со временем контакты и торговля приводят к изменениям.

6. С Россией нужно разговаривать, чтобы прийти к честному балансу интересов с лицами, принимающими там решения.

"Все это является спорным либо ложным", - уверяет Зегберс:

1. "В России, как и в любой стране, есть некоторые исторические особенности. (...) Но из исторического развития в любом случае нельзя делать вывод об особом положении дел (например, о "неспособности к демократии, рыночной экономике, гражданственности" и так далее)". "Российское руководство не считает себя обычным членом многосторонних организаций и правил, оно слишком часто портит игру: аннексия грузинских и украинских территорий, продолжающееся вмешательство в дела Восточной Украины, организованный государственный допинг, многочисленные отравления внутри страны и за границей, вмешательство в западные предвыборные кампании, нарушение соглашений о контроле над вооружениями, вероятная бомбардировка сирийских больниц являются лишь отдельными примерами", - полагает автор статьи.

2. "Германский рейх принес огромные страдания Европе и миру, - признает он. - И после 1945 года происходила интенсивная и болезненная проработка этого. Вряд ли что-то осталось скрытым или неизученным - это было и остается правильным. Но, как говорил Йошка Фишер, из ужаса происходит двойная ответственность - как за сохранение мира, так и за предотвращение нового геноцида, что может потребовать и применения военных средств. И, безусловно, из истории не следует то, что нужно замалчивать или придавать относительный характер текущим нарушениям прав человека".

3. "Первая половина 1990-х годов после распада Советского Союза была тяжелой, и многим людям в странах-преемницах СССР пришлось страдать. Но это было в большей степени связано с последствиями экстенсивной и постоянно неправильно планируемой советской экономикой и блокадой бывших победителей реформ, чем с поспешной реализованной и навязанной Западом "шоковой терапией", - считает Зегберс. - Там, где быстрая смена систем была реализована осмысленно и последовательно (как, например, в Прибалтике, Польше и Чехословакии), она функционировала весьма хорошо".

4. "Мы не переживаем новую холодную войну, - уверен автор публикации. - Прежняя имела двустороннюю структуру, разделялась на восточный и западный блоки, основывалась на стабильном нарративе (демократия или нет, рыночная экономика или нет). В ней во многом преобладали либеральные представления о порядке, (...) ею двигало работающее ожидание модернизации. Ничего из этого сегодня нет. Применение старых политических представлений к другому, во многом хаотичному миру должно потерпеть фиаско (и это уже происходит). Вместо этого мы наблюдает растущую фрагментацию мира, недостаточно управляемую глобализацию, многозвучие нарративов и кризис либерализма".

5. "Если в 1960-1970-е годы политика "перемены через сближение" была целесообразной и успешной, то сегодня она бесполезна - не стоит ждать изменения приоритетов правящих российских и китайских политических элит, - отмечает Зегберс. - (...) Надежда на то, что то или иное торговое соглашение, туризм или побратимство городов, встречи и наше стремление к разговору рано или поздно приведут к системным изменениям, в случае с Китаем и Россией была опровергнута опытным путем".

6. "Вовсе нет необходимости в обязательном порядке и беспрерывно разговаривать с Россией, Китаем, крупными IT-компаниями, ополченческими группами и вообще со всеми партерами и оппонентами, - говорится в статье. - Общение друг с другом имеет смысл лишь тогда, когда соблюдаются минимальные стандарты поведения и есть хотя бы отчасти пересекающаяся заинтересованность в совместном принятии решений. Но когда одна страна имеет абсолютно другие приоритеты - например, избегание принятия решений путем бесконечных разговоров, сокрытие фактов, облегчение собственного политического выживания или затушевывание собственных нарушений правил путем манипуляции соцсетями и СМИ, - тогда мы ни в коем случае не должны вести такую дефектную коммуникацию".

"Целесообразные разговоры предусматривают много условий. А в случае с репрессиями в Гонконге, неуважением к миллионам граждан в Белоруссии, отравлениями и другими атаками на критиков режима в России и за ее пределами просто не о чем говорить с теми, кто считает, что может использовать такие инструменты. Мы ставим себя в глупое положение, подставляя потом и другую щеку. Надлежащее обсуждение этого может происходить перед Международным уголовным судом", - уверяет автор.

"Впрочем, эта стратегия ограничения контактов и обсуждений не является наивным идеализмом. Скорее она является следствием осознания того, что интересы к коммуникации в настоящий момент слишком различны для того, чтобы продвигаться в принципиальных вопросах. Но это не исключает конкретных соглашений, например, о контроле над вооружениями или коротких переговоров о корректировке военных недопониманий. (...) То есть разговаривать следует на основе реалистичного определения позиции; проявляя силу и не ведя переговоры, когда это не имеет смысла; разговаривать на основе явной взаимности. Обсуждать вопросы ценностей бессмысленно", - указывает автор статьи.

"Отношения с авторитарными режимами необходимо выстраивать по-новому - без исторической романтики и самообмана, обдуманно, четко, со скупыми разговорами и необходимой жесткостью. Пользуясь случаем, можно сразу отказаться и от "Северного потока-2". Не потому, что против него ведут агитацию американские сенаторы и правительственные органы в Вашингтоне, а потому, что он не соответствует интересам Германии и Европы. Два года назад отказ выглядел бы лучше, но и сейчас еще не слишком поздно", - заключает Зегберс.

Источник: Die Zeit


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru