Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
2 сентября 2021 г.

Инна Хартвих | Tageszeitung

Пути обратно в Кабул нет

"Афганцы в России ждут целую вечность, когда их признают беженцами. Захват власти "Талибаном"* делает их положение еще более затруднительным", - пишет немецкое издание Die Tageszeitung.

"Он еще не знает, что с ним будет дальше. Этого не знает никто в этой комнате в многоэтажке на севере Москвы, где Бабуршах, 25-летний афганец, ждет со своим синим рюкзаком помощи по совету знакомых. Адресов, пары слов поддержки, хотя бы чего-нибудь. Преподаватели не смогли помочь ему, приехавшему два года назад учиться в Россию из Кабула, потому что не знают, как их студент должен продолжать учебу", - повествует журналистка Инна Хартвих.

"Ведомства тоже не знают, что делать примерно с 500 афганских студентов в стране. Виза Бабуршаха истекает на этой неделе. Ему нужно лететь обратно, чтобы подать заявление на получение новой визы, таковы правила. То есть нужно вернуться в Афганистан. "Чтобы умереть?".

"Так Бабуршах из студента факультета международных отношений превращается сейчас в беженца. В одного из тех, с кем дела в России обстоят сложно. Страна с трудом признает беженцев таковыми. Российские правозащитники говорят о нескольких сотнях тысяч беженцев, находящихся в стране. Официально этот статус имеют только 455 человек", - указывает издание.

"При этом Кремль уже давно признал "Талибан"* - признанный террористической организацией в соответствии с российским законодательством и поэтому фактически запрещенный - как "новую реальность" в Афганистане. Москва не стеснялась принимать у себя бородатых мулл в предыдущие годы, и сейчас она тоже говорит, что талибы* изменились и якобы обеспечивают безопасность".

"Афганцам, имеющим также российское гражданство, в большинстве случаев приходится сейчас самостоятельно искать способы выбраться из Кабула. В России они тоже брошены на произвол судьбы. Поскольку у них здесь нет ни жилья, ни банковского счета, ни работы, ни денег, ни даже регистрации, единственным выходом часто остается обращение в правозащитные организации с почти отчаянной просьбой: "Помогите нам!", - говорится в статье.

"(...)

"Совет по правам человека принимал участие в работе над законами, которые должны были укрепить права беженцев. Однако этот орган уже давно превратился в фиговый листок; критически настроенные члены совета были вынуждены покинуть его в связи с указом президента Владимира Путина. Это коснулось и Светланы Ганнушкиной. К тому же в 2015 году российские судебные органы наклеили на ее неправительственную организацию ярлык так называемого иностранного агента. "Гражданское содействие"** получает средства на реализацию проектов из-за рубежа".

"Ведомствам не хватает указаний с самого верха. Они работают, только когда есть такие указания", - говорит Ганнушкина. - (...) "В нашей стране управление осуществляется по сигналам сверху. Во всех сферах", - спокойно говорит она".

"Сигналы о том, как быть с людьми, ищущими убежища в России, с сирийцами, афганцами, конголезцами, нигерийцами и иранцами, не поступают уже много лет. И поэтому НПО просит обратившихся к ней людей заполнять одни и те же заявления несколько раз, чтобы они могли оставаться в стране хотя бы до принятия решения".

"Сотрудники НПО заботятся об одежде и питании для беженцев, организуют своего рода школу для детей беженцев и мигрантов, поскольку российское государство затрудняет доступ к образованию для всех иностранцев", - отмечает TAZ.

"Ганнушкина достает из сумки брошюру. "Статья 43, - зачитывает она. - Государство гарантирует каждому право на образование, об этом говорится в нашей Конституции. Каждому! Что делает наше государство? Оно не дает получить образование всем, у кого нет нужной бумажки в кармане".

"Поскольку управление становится все более цифровым, иностранцам становится все труднее получить доступ к определенным услугам. Если раньше родители или организации могли напрямую договариваться со школой о предоставлении места, то теперь они полностью выпадают из цифровой системы. Они остаются невидимками", - указывает издание.

"Без документов ты не можешь жить, ты только как-то существуешь", - говорит Фероз Мохаммад Фахим. В 1986 году он приехал из Кабула в Москву, тогда еще в Советский Союз. Он изучал инженерное дело, в столице, в Харькове (ныне на Украине). (...) Последний раз он был в Афганистане в 1991 году, его братья живут в Норвегии и Австралии. Его дочь - русская, потому что ее мать - русская. 53-летний мужчина 22 года боролся в России за признание его беженцем. И еще четыре года за то, чтобы стать гражданином России. "Законы здесь хорошие, все красиво написано. Но их применение...", - говорит он".

"По сей день он работает на нескольких работах, в том числе переводчиком с персидского языка для "Гражданского содействия"**. "Сейчас я не могу помочь своим родственникам в Афганистане, родственникам, которые сидят в своих домах, полные страха, и едва ли осмеливаются выйти на улицу. Но я могу помочь людям здесь", - говорит мужчина. Например, таким, как 25-летний Бабуршах. Уже скоро его виза станет недействительной. Миграционные органы вызовут его на разговор. "Когда-нибудь", - пишет Die Tageszeitung.


*организация, деятельность которой запрещена на территории Российской Федерации

** - некоммерческая организация, внесенная Минюстом РФ в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента

Источник: Tageszeitung


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru