Архив
Поиск
Press digest
9 апреля 2020 г.
2 апреля 2012 г.

Обзор прессы | InoPressa: тема дня

"Друзья сирийской оппозиции" и "стратегическое одиночество" России

В Стамбуле прошла встреча "друзей Сирии", которых честнее было бы назвать "братьями по оружию сирийской оппозиции", признают СМИ. Москва, которая за последние 10 лет подверглась большему количеству терактов, чем Тель-Авив, считает себя экспертом в сфере радикального исламизма и, несколько дистанцируясь от Асада, пытается сохранить пространство для маневра.

В Стамбуле прошла встреча "друзей Сирии" - их набралось невиданное число, пишет сегодняшняя Sueddeutsche Zeitung. По правде сказать, представителей 60 государств следовало бы назвать "братьями по оружию сирийской оппозиции", пишет автор. "Вот оно, бессилие международного сообщества перед ситуацией в империи Асада: 60 государств фактически вступают в гражданскую войну на стороне повстанцев, пусть пока что речь идет о приборах ночного видения, спутниковой связи и деньгах, на которые можно приобрести оружие".

Автор статьи усматривает в единстве 60 столь отличающихся друг от друга государств политическую решимость, но также тот факт, что "участники конференции видят лишь одну возможность решения сирийского конфликта - свержение диктатора Асада", хотя "некоторые из них скрывают свою истинную позицию за политическими предостережениями". Между тем "чемоданы с деньгами вместо танков - не самое верное решение", считает комментатор: так называемые "друзья Сирии" подхлестывают военную эскалацию конфликта в надежде на его политическое решение, но практика показывает, что чаще происходит обратное.

Пусть глава МИДа РФ Лавров пригласит Асада в Москву - ради того, чтобы Асад подал в отставку, предлагает в статье, опубликованной в The Washington Post, Джейн Хармен, в прошлом член Палаты представителей США, ныне президент и главный управляющий Woodrow Wilson International Center for Scholars. По мнению автора, Москва имеет уникальную возможность срежиссировать отставку Асада, так как непреклонно поддерживала его целый год.

"Предложить Асаду неприкосновенность, чтобы он покинул Дамаск, - пожалуй, лучший из нескольких далеко не идеальных вариантов прекращения кровопролития в Сирии", - полагает автор. В Йемене такая стратегия сработала. Но нельзя медлить: "ООН может со дня на день предъявить Асаду обвинения в преступлениях против человечности".

Соглашение об отставке Асада взамен на неприкосновенность также сильно ударит по Ирану и поможет "восстановить имидж России как ответственного и ключевого участника международных отношений". Пусть Москва не упускает шанса исправить свои ошибки, заключает Хармен.

Жульен Носетти в интернет-издании Le Huffington Post публикует большую аналитическую статью под заголовком "Можно ли говорить об изменении позиции Москвы по Сирии?".

На прошлой неделе Москва впервые высказала открытые упреки в адрес Дамаска, причем это произошло после президентских выборов в России, что ясно указывает на связь между напряженной предвыборной кампанией и непреклонностью в сирийском вопросе, пишет автор. Ранее Москва заявляла, что баасистский режим оказался в осаде "террористов", но теперь Сергей Лавров признается, что Асад не прислушивается к аргументам российской стороны, а у Москвы нет возможности повлиять на ход событий.

По сути, в сирийском вопросе российская дипломатия до сих пор придерживается логики "стратегического одиночества", плохо понятной для Запада. Автор статьи рекомендует выйти за рамки традиционного анализа с его ссылками на продажу Москвой вооружений и доступ к военно-морским базам в Тартусе и Латакии. "Для российской элиты, наиболее влиятельные члены которой являются выходцами из спецслужб, терроризм исламского происхождения - это данность", пишет Носетти, напоминая о войне с афганскими моджахедами в 1980-е, чеченских кампаниях и о том, что "за последнее десятилетие Москва подверглась большему количеству терактов, чем Тель-Авив".

Полагая себя экспертом в сфере радикального исламизма, Россия убеждена, что смена режима в Дамаске породит исламистскую и антироссийскую власть. Кроме того, вмешательство в Сирии - для нее однозначно прелюдия к вооруженному вторжению в шиитский Иран, продолжает Носетти. Не стоит забывать и о прочной приверженности российских лидеров теории заговора, согласно которой восстания "арабской весны" - лишь следствие заговора "суннитского лагеря", объединяющего монархии Персидского залива. Очевиден также их страх перед "цветными революциями". Наконец, российская дипломатия убеждена в наивности западных руководителей, которые полагают, будто уход Асада необходим для прекращения насилия, и недооценивают сопротивляемость сирийского режима. Россия хотела бы одновременно избежать "дебаасификации" режима и добиться "йеменского" решения, то есть переходного периода, согласованного сторонами и предлагающего главе государства "достойный" вариант ухода, причем без разрушения госинститутов, говорится в статье.

Что же означает повышение Москвой тона по отношению к Дамаску? "Дистанцируясь - по крайней мере, на словах - от Асада, Россия пытается сохранить пространство для маневра в будущем. Но, если бы Россия осознала, что Асад лишился поддержки всего населения Сирии, можно ручаться, что российская дипломатия вела бы себя скромнее и даже прагматически попыталась бы сторговаться о том, чтобы "бросить" баасистский режим", - полагает Жульен Носетти.



facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru