Архив
Поиск
Press digest
23 августа 2019 г.
2 апреля 2014 г.

Александр Эткинд | Neue Zürcher Zeitung

Превентивная контрреволюция

Одной из предпосылок крымского кризиса культуролог Александр Эткинд считает попустительство мировой общественности. Он снимает с населения России ответственность за перемены последних двух десятилетий и настаивает на том, что никаким "национальным характером" возникновение "путинизма" объяснить нельзя. Статью Эткинда публикует Neue Zürcher Zeitung.

"Самое трагичное" в крымском кризисе то, что его "можно было предвидеть", - пишет Эткинд. Мировая общественность знала об установившейся на Украине и в России системе, при которой "постсоветские элиты выкачивают из собственных стран деньги и прячут их в западных налоговых оазисах", но, поскольку эта система является "источником прибыли и влияния для банков, предприятий и адвокатов по всей Европе", на проблему закрывали глаза и забеспокоились только сейчас.

"В воинственной реакции Путина на свершившуюся на Майдане украинскую революцию проявляется боязнь, что "революционная чума" охватит центральные площади Москвы. Революция уже у ворот столицы, и модель Майдана, разумеется, пугает всех обитателей правительственных кабинетов вокруг Красной площади. Я лично думаю, что их страх обоснован - России предстоят радикальные перемены, - пишет Эткинд. - То, что мы наблюдаем, есть превентивная контрреволюция".

Автор, по его словам, не верит в разнообразные теории, ставящие Путина в один ряд с авторитарными правителями прошлого, включая Сталина, и объясняющие такую преемственность "континуитетом русской модели поведения", "имперской ДНК" или "национальным характером". Все эти построения "не выдерживают внимательной перепроверки... Как в Крыму, так и в Москве мы сегодня имеем дело не с чем иным, как с жадностью и страхом диктатора и его клики. Было бы фатальной ошибкой думать, что за этими низменными побуждениями могут скрываться более тонкие мотивы империалистического или идеологического свойства".

"Уроки советской истории не применимы к путинизму... Между путинизмом и сталинизмом нет никаких сходств, и нет между ними никакого континуитета", - постулирует автор. Помимо коррупции, отличия "путинизма" от сталинизма, с его точки зрения, состоят в следующем: "Путинизм привел страну к деиндустриализации, но он страшится неприкрытого насилия против собственного народа. Пытки и показательные процессы применяются прицельно, и по мере роста общественных протестов они будут применяться все чаще. Все это, тем не менее, очень далеко от сталинизма".

Есть важные отличия и в других областях. Так, в Советском Союзе "по идеологическим причинам" ставилась задача "сохранять технологическую независимость от Запада". Вследствие этого государство вкладывало деньги в науку и образование. Сегодня же Кремль "не имеет ничего против того, чтобы иностранцы в обмен на небольшую часть доходов от продажи нефти и газа поставляли оборудование, ноу-хау и рабочую силу, позволяющую эксплуатировать энергоресурсы". Это создает условия для "упадка российских технологий, науки и образования".

Таким образом, "при Владимире Путине Россия отдалилась от всего остального мира в культурном и политическом отношениях, но не в экономическом. Ее экономика в полной мере зависит от европейских рынков энергоносителей, и народное хозяйство страны чем дальше, тем больше основывается на дешевой рабочей силе легальных или нелегальных мигрантов... Границы открыты, режим в меру своих сил выдавливает из страны умных, честолюбивых и критически мыслящих людей... На всем, кроме собственной безопасности, экономят".

"Из-за действующих и будущих санкций пропитанная нефтью, коррумпированная и внутренне истощенная "путиномика" может скатиться в глубокую рецессию, - прогнозирует Эткинд. - Эта рецессия может сломать два основных столпа режима - беззаконных, но наилучшим образом финансируемых "силовиков"... и столь же беззаконных, но хорошо организованных азиатских мигрантов. Изгнанные с насиженного места и лишенные средств к существованию, они восстанут против руки, которая их больше не кормит".

"За два долгих постсоветских десятилетия у России были хорошие шансы превратиться в европейскую страну... То, что этого не произошло, никак не связано с исконными русскими традициями или инертностью", - убежден автор. По его мнению, произошло это из-за "согласованной деятельности небольшой политической группировки", которая "активно мешала России стать продуктивной, управляемой демократическими методами европейской страной". Эта группа, заключает он, "прибрала к рукам нефтяные и газовые богатства России" и своими действиями вызвала "глубочайший политический кризис Европы со времен Второй мировой войны".

Источник: Neue Zürcher Zeitung


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru