Архив
Поиск
Press digest
27 марта 2020 г.
2 декабря 2005 г.

Корреспондент | La Stampa

Первый советский гражданин с диагнозом СПИД надеется прожить до 80 лет

Удивительно то, что он все еще жив. Не столько потому, что он подхватил ВИЧ в 1987 году, сколько потому, что ему удалось выжить после лечения, назначавшегося в Советском Союзе таким больным, как он: "Я чувствую, что после того, что мне пришлось пройти, доживу до 80 лет". Николай Панченко, возглавляющий сегодня самую активную российскую организацию по защите прав больных СПИДом, был первым советским гражданином, которому был поставлен диагноз СПИД. "Это были времена, когда гомосексуализм считался преступлением", - рассказывает он. Думали, что болезнь идет из Америки, "в которой, как было принято считать, расцветали самые разные пороки", отмечает Николай, и никто не мог предположить, что этому пороку с такой легкостью удастся преодолеть железный занавес.

"Моей жене рассказали о том, что я гей, мои соседи". Он работал в милиции Калининграда, она была учительницей начальных классов. Поженились они молодыми, но их союз никогда не был по-настоящему счастливым. "За 13 лет нам не удалось добиться согласия, - говорит Николай. - Мы оставались вместе лишь из-за наших двоих детей, я старался как можно меньше находиться дома, наша сексуальная жизнь закончилась очень быстро. Когда она узнала о моей гомосексуальности, мы больше с ней не виделись. Она ворвалась ко мне на службу и устроила сцену с криками, плачем и визгом". В других случаях за ним должна была бы приехать милиция, но милиция была уже не та, "она это знала и все это сделала специально". В итоге Николай был уволен и арестован практически одновременно. У него взяли анализ на СПИД, и, когда результат оказался положительным, он из арестованного превратился в осужденного на четыре года тюрьмы строгого режима.

"Меня обвинили в гомосексуализме и угрозе заражения, - рассказывает Николай. - За мной наблюдали агенты, и мне даже не разрешили зайти домой взять вещи". Они боялись, что, идя по дороге, я распространю вирус среди населения, и из больницы меня сразу же перевели в тюрьму. Меня направили в колонию с самыми суровыми условиями, надеясь, что другие заключенные забьют меня до смерти или сожгут меня, но так как этого не произошло, меня посадили в изолятор".

Это была комнатка в 6 кв. м без окон. "Я пытался заниматься гимнастикой, принес с собой книги и газеты, а так как охранники боялись, что бумага может стать путем передачи инфекции, никто у меня ее не отбирал". О лечении не было и речи. "Но за два дня до истечения срока наказания меня амнистировали".

За эти четыре года история Николая стала достоянием общественности в Калининграде. "Я думаю, что заразился СПИДом в Москве, куда я иногда ездил по делам службы, в результате связи с одним азиатским юношей", - говорит он сегодня. По возвращении из тюрьмы, после всей этой шумихи, Николаю не удалось найти никакой работы. Он переехал в Санкт-Петербург и в 1996 году основал свою организацию. "Больше 10 лет я борюсь против предрассудков и насилия в отношении геев и больных СПИДом". Его дочь тесно общается с отцом, а сын отказался от каких-либо контактов.

Благодаря его работе в России, где каждый день регистрируются 90 новых случаев заболевания и официально говорится о 860 тысячах больных, удалось провести первый конкурс среди ВИЧ-инфицированных девушек. "Без Советского Союза все будет намного проще", - отмечает Николай.

Источник: La Stampa


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru