Архив
Поиск
Press digest
13 ноября 2018 г.
2 июля 2014 г.

Джошуа Яффа | The New Republic

Дмитрий Киселев переосмысливает искусство российской пропаганды

Дмитрий Киселев, ведущий "Вестей недели", "каждое воскресенье в течение двух часов разглагольствует о своих многочисленных буках, фобиях и объектах ненависти: упадочническом Западе и вероломных либералах на родине", - пишет в статье для New Republic журналист Джошуа Яффа. В последние месяцы передача сосредоточилась на теме Украины. "Или, как видит это Киселев, на фашистских узурпаторах, которые захватили власть в Киеве и опираются на машину НАТО", - добавляет автор.

Российское телевидение осуществляет пропагандистский натиск, беспрецедентный для постсоветской эпохи, намекая на мрачные подозрения о мотивах Запада на Украине или выдумывая их, а вмешательство самой России изображая как героический отклик на зов справедливости, продолжает автор. По его мнению, Киселев - самый заметный персонаж этой драмы и самый одаренный в плане актерских способностей.

Существование таких телепередач помогает понять, почему, по опросам "Левада-центра", 67% россиян считают киевское правительство нелегитимным, а 85% полагают, что крах режима Януковича был переворотом.

По мнению автора, в действительности целевая аудитория Киселева - не миллионы телезрителей канала "Россия", а "кучка людей в Кремле, которые задают одобренный тон политической культуры в России". Передача Киселева отражает "самые черные, самые конспирологические порывы нынешней стадии путинизма", пишет автор. Путин много лет не выдвигал никаких идеологических претензий на легитимность. Но, вернувшись в Кремль в 2012 году, он пытается "смонтировать новое оправдание своего правления, основанное на смешении консервативных ценностей, учения об исключительности России и ощущения, что стране угрожает опасность из-за злокозненного вторжения Запада", - говорится в статье. Украинский кризис подкрепил эти порывы.

"Роль Киселева в аппарате государственной пропаганды особенно примечательна тем, что первоначально он прославился как противник советской цензуры", - пишет автор. В январе 1991 года, когда советские войска обстреляли толпу у телевышки в Вильнюсе и убили 14 человек, молодой диктор Киселев отказался зачитывать цензурированную версию событий и был изгнан из эфира.

"Это не значит, что Киселев действительно имел выстраданные демократические убеждения; возможно, он просто играл роль некого персонажа", - пишет автор. Молодость Киселева - это 1970-1980-е когда все уже давно перестали верить в коммунистическую идеологию. Но большинство людей подыгрывало государству, которое могло дать людям на "теплых местах" относительные привилегии и комфорт. "И все же это двоемыслие подпитывало перманентный цинизм", - говорится в статье.

Тем не менее, в 1990-х Киселев общался с либеральными журналистами, которые восторгались шансами, ожидаемыми от обновленной страны, пишет автор. Журналистка Евгения Альбац говорит, что в то время Киселев "хорошо говорил, хорошо думал". Альбац была поражена, когда этой зимой Киселев попытался ее дискредитировать, показав ее портрет с надписью на иврите. Во времена их знакомства "в его высказываниях не было ничего расистского или националистического", пояснила она.

В 1999 году продюсеры, которые работали по заказу "Би-би-си", попросили Киселева стать ведущим одной из серий цикла о методах журналистики в России. "Темой была этика. Киселев рассуждал о разнице между журналистами и "агитаторами" и необходимости показывать "цельную пропорцию мира", - говорится в статье. Один из продюсеров цикла, Анна Наринская, сказала автору, что позиция Киселева выглядела искренней: "В то время ему было невыгодно так говорить. Его конкуренты, более известные и могущественные, были ужасно предвзятыми". В том же фильме Киселев страстно остерегал от слияния журналистики с пропагандой.

В начале 2000-х Киселев был не очень востребован. "Он был компетентным и умелым, но ему не хватало органичной харизмы телезвезды", - говорится в статье.

К счастью, Украина начала развивать свою телеиндустрию. В 2001 году Киселева наняли в ICTV, телекомпанию украинского олигарха Виктора Пинчука. По словам автора, в ICTV Киселев держался неформально и демократично. По словам гендиректора Александра Богуцкого, он говорил сотрудникам: "Мы уже в Европе. Начните Европу с себя. Живите так, словно вы уже в европейском сообществе".

Но во время предвыборной борьбы Ющенко и Януковича Киселев начал меняться. "Первоначально он, вероятно, откликался на указания сверху", - продолжает автор. Владелец ICTV Пинчук - зять тогдашнего президента Кучмы, а Кучма поддерживал Януковича. ICTV стала использоваться в русле полномасштабной пропагандистской операции. Возможно, Киселев узрел свой шанс стать влиятельной медийной фигурой или просто вошел в раж. "Вскоре он отбросил свою верность журналистской независимости и начал продвигать некоторые из теорий, которые сегодня стали для него главными "идеями-фикс": особенно идею, что Ющенко и его союзники были русофобскими агентами под влиянием США", - говорится в статье.

После победы Ющенко на выборах ICTV решила не продлевать контракт с Киселевым. Он устроился на "Россию". В 2012 году он стал ведущим "Вестей недели" и в последующие месяцы выстроил свой нынешний экранный образ.

Сегодня Киселев не чурается термина "пропаганда", а наоборот, его приемлет. "Но его версия пропаганды отличается от советского, более раннего аналога", - пишет Джошуа Яффа, поясняя, что советские новости и информационные программы были призваны успокаивать зрителя.

Но в советское время не было интернета, а сегодня дурные новости могут распространяться по альтернативным каналам. "И потому Киселев не игнорирует неудобные или спорные темы, а эксплуатирует их, чтобы возбуждать в аудитории недовольство врагами России", - говорится в статье.

У Киселева есть одно особое умение, "он - prisposoblenets: так по-русски называется хитроумный человек, который чует, что именно от него требуется, и пользуется этим знанием для личной выгоды", пишет автор.

Некоторые называют Киселева "министром пропаганды". "Но это преувеличение его власти. Он не формирует политику, а накладывает уродливый максималистский глянец на решения, принятые в каком-то другом месте", - считает автор. По словам профессора ГУ-ВШЭ Анны Качкаевой, Киселев - "лицо, знак, метафора, символ" России, замкнувшейся на себе. "При Путине Россия фактически забросила свои попытки интегрироваться в Запад после 1991 года, публичные неискренние уверения в демократических ценностях, даже когда на практике они нарушались", - говорится в статье. Путинскую Россию мало волнует ее место в западном миропорядке, она фетишизирует остракизм, которому подвергается. И тот факт, что Кремль поставил во главе "России сегодня" Киселева, имеющего плохую репутацию за границей, дает понять: "либо весь проект задуман как антагонистический, либо Путин и его окружение просто относятся к этому безразлично".

Киселев атаковал санкции ЕС в статье для The Guardian. Он обвинил ЕС в лицемерии, пояснив, что санкции за пропаганду нарушают его свободу слова. "Это один из его немногих убедительных аргументов. Идея, что правительства будут вводить разделение на информацию и пропаганду, вызовет дискомфорт у многих журналистов", - замечает автор.

"Также это был классический ход Киселева: попытка опорочить либеральный европейский проект в глазах россиян и довести его защитников до бессильной ярости", - пишет автор. Мол, все правительства так поступают. "И этот всеобъемлющий цинизм, возможно, станет самым прочным его достижением, в большей мере, чем паранойя или подстрекательство к войне", - пишет автор. Передача Киселева создает у зрителя впечатление, что никто не объективен, все скомпрометированы, а любой, кто пытается разобраться в событиях, служит одной из сторон конфликта. "Как сказал бы Киселев, когда он был моложе: теперь мы все в грязи", - заключает Джошуа Яффа.

Источник: The New Republic


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2018 InoPressa.ru