Архив
Поиск
Press digest
16 августа 2019 г.
2 марта 2009 г.

Джошуа Прейджер | The Wall Street Journal

Проклятие Валленберга

Семья Рауля Валленберга заплатила дорогой ценой за его безрезультатные поиски, отмечает The Wall Street Journal. Ныне шведский дипломат Рауль Валленберг, о судьбе которого нет достоверных сведений после его ареста советскими властями, известен всему миру как олицетворение гуманности, спаситель тысяч венгерских евреев, отмечает корреспондент Джошуа Прейджер. "Но миру неизвестно, что родители, братья и сестры Валленберга, добиваясь ответа от Москвы и Стокгольма, потратили свои сбережения, отказались от профессиональной карьеры, теряли любимых и здоровье. Два члена семьи, как выяснилось только теперь, из-за поисков лишились жизни", - пишет автор.

В распоряжении The Wall Street Journal оказались дневники покойной матери и отчима Валленберга, умерших в 1979 году, а также архив на 50 тыс. страниц, собранный его сводным братом Гаем фон Дарделем, которому теперь 89 лет. 87-летняя сводная сестра Валленберга Нина Лагергрен отметила в интервью: "Если ты не знаешь, жив человек или мертв, надо продолжать докапываться до правды".

Валленберг возглавлял отделение Совета по делам беженцев от войны, учрежденного США 22 января 1944 года для защиты жителей Европы, оказавшихся в опасности. 31-летний Валленберг, получивший дипломатический статус от шведских властей, возглавил отделение совета в Будапеште. Вскоре после взятия Будапешта советскими войсками, 17 января 1945 года, советская военная администрация арестовала Валленберга по приказу из Москвы. В феврале его мать узнала от посла СССР в Швеции, что он находится в Москве и с ним хорошо обращаются. 8 марта представители СССР заявили по венгерскому радио, что Валленберг был убит в Будапеште гестаповцами.

Власти Швеции знали об аресте Валленберга, но не требовали вернуть его на родину, хотя международное право запрещает брать дипломатов под стражу, отмечает издание. Представители шведского МИДа пояснили, что нейтральная Швеция опасалась осложнять отношения с СССР, поскольку Валленберг числился в американском ведомстве. Кроме того, социалистическое правительство считало для себя неподобающим просить за отпрыска столь состоятельной семьи, пояснил изданию отставной посланник Швеции Ян Лундвик, занимавшийся делом Валленберга в последние десятилетия.

"Было бы прекрасно, если бы миссии ответили, что Валленберг мертв", - сказал посол Швеции заместителю главы МИД СССР в декабре 1945 года, если верить служебной записке из архивов Смоленской площади, сообщает автор. Шведские власти сообщили семье Валленберга, что ничего не знают о его судьбе. Родственники начали обращаться во все возможные инстанции - от Всемирного Еврейского Конгресса до генсека ООН. Позднее стало известно, что Валленберг сидел в 203-й камере Лефортовской тюрьмы. В марте 1947 года, вернувшись с допроса, он передал сокамернику слова следователя: "Ваша судьба никого не волнует". И действительно, лидеры еврейской общины Швеции поддержали позицию министерства иностранных дел. Не вмешивалась в дело и администрация США после того, как шведский посол в Москве высокомерно отклонил ее предложение помочь, отмечает автор.

И только супруги фон Дардель настроились сражаться долго, пишет издание. Они были среди основателей комитета Wallenberg Action, который финансировал поиски и вел кампании в прессе. Мать велела младшим детям считать Рауля живым, пока не настанет 2000 год. В дневнике и письмах фон Дардель ругательски ругал шведских чиновников. Внучка Май фон Дардель Нане Аннан, жена экс-генсека ООН Кофи Аннана, вспоминает, как белели костяшки пальцев бабушки, когда она разговаривала с представителями шведского МИДа. И все же в 1956 году премьер-министр Швеции Таге Эрландер накануне своего визита в Москву посетил фон Дарделей, заявил, что, как и они, хочет добиться возвращения Рауля Валленберга, и взял с собой письмо родителей сыну. Увы, он вернулся с пустыми руками, сообщает издание.

6 февраля 1957 года советские власти уведомили шведского посла, что в архивах обнаружено письмо заведующего медсанчастью тюрьмы на Лубянке к министру государственной безопасности Виктору Абакумову. Из текста следовало, что заключенный "Валенберг" (орфография оригинала сохранена) скоропостижно скончался в своей камере и тело кремировано без вскрытия. Родители не восприняли всерьез это сообщение, поступившее после множества других противоречивых заявлений, сообщает газета.

Влиятельные представители клана Валленбергов, банкиры Маркус и Якоб, отказывались встречаться с представителями организации фон Дарделей и содействовать поискам. Впрочем, сын Маркуса утверждает, что мать Рауля сама просила их не вмешиваться, так как правительство не совсем одобряло поиски Рауля, пишет издание.

Май фон Дардель, со своей стороны, признавалась в интервью, что на нее смотрят как на сумасшедшую. В 1976 году супруги фон Дардель попытались найти издателя для своего дневника, но безуспешно. В 1979 году после того, как несколько версий о местонахождении Рауля Валленберга вновь не подтвердились, 93-летний фон Дардель покончил с собой, а через несколько дней за ним последовала жена, перед смертью попросив не прекращать розысков Рауля. В некрологе дети фон Дарделей указали имя Рауля Валленберга в списке ныне живущих родственников.

Нина Лагергрен и Гай фон Дардель помогали родителям, каждый по-своему. Фон Дардель, физик, много времени посвящал поискам, забывая о работе, жене и дочерях, а домохозяйка Нина, мать четверых детей, старалась как-то скрасить жизнь фон Дарделей-старших. После смерти родителей Гай предложил Нине создать новую организацию для поисков Рауля. Маркус Валленберг предоставил им средства и офисное помещение, Гай и Нина стали встречаться с государственными деятелями, и через несколько месяцев комитеты Валленберга активно заработали в Иерусалиме, Лондоне, Нью-Йорке и Стокгольме. В декабре 1979 года фон Дардель уговорил своего коллегу-физика Андрея Сахарова посетить места, где, по слухам, жили бывшие товарищи Валленберга по заключению, говорится в статье. Благодаря усилиям Нины история Валленберга стала известна как одна из ярких страниц истории Холокоста, Рейган сделал его почетным гражданином США. И лишь Швеция не почтила памяти Рауля Валленберга в форме почтовых марок или памятников. В 1984 году Гай фон Дардель подал судебный иск к СССР в вашингтонском федеральном суде, обвиняя Москву в незаконном аресте дипломата. Суд вынес решение в пользу истца, но Москва не реагировала, и в итоге дело было закрыто. Гай ушел на пенсию, чтобы посвятить себя поискам брата. Нина Лагергрен, со своей стороны, старалась привлечь внимание к имени и судьбе Рауля на светских мероприятиях в его честь. Гай на эти мероприятия не ходил, отмечает издание.

Наконец, времена изменились: в 1987 году в Швеции появилась площадь Рауля Валленберга, а в 1989 году Гая и Нину пригласили в Москву и передали им вещи, изъятые у их брата при аресте. Советские власти вновь заявили, что Рауль скончался в 1947 году, а почти все материалы его дела уничтожены.

Постепенно Гай отошел от организации Raoul Wallenberg Association, которую создал вместе с сестрой, и основал советско-международную комиссию по вопросам судьбы и местонахождения Рауля Валленберга, которая позднее уступила место шведско-российской межправительственной группе. Деятельность организации сестры, которая устанавливала восковые скульптуры Валленберга и добилась занесения его имени в Книгу рекордов Гиннеса, Гай находил безвкусной. Свои поиски он финансировал из собственных сбережений. Только в 1994 году 75-летний Гай 15 раз съездил в Россию один. С сестрой он практически перестал общаться и лишь попросил через свою жену ее разрешения воспользоваться средствами, которые остаются на банковском счету Рауля Валленберга. Нина согласилась, и 130 тыс. долларов из состояния самого Валленберга были потрачены на его поиски.

В 2001 году премьер-министр Швеции от имени страны принес извинения Нине и Гаю, позвонив им по телефону. "Просто позвонить - после стольких лет?" - вознегодовала Нина, отмечает издание. В 2003 году комиссия правительства Швеции открыто раскритиковала поведение своей страны в деле Валленберга. В 2008 году корреспондент, посетивший Гая в больнице, услышал от него: "Да, я до сих пор думаю о Рауле. Мне кажется, он в России".

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru