Архив
Поиск
Press digest
10 июля 2020 г.
2 мая 2005 г.

Ханнес Гамилльшег | Frankfurter Rundschau

Тяжелые воспоминания

Какая победа? Какое освобождение? Для прибалтов, как говорит президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга, "9 мая вовсе не радостный день". В этот день главы государств со всего света будут вспоминать в Москве о победе над гитлеровской Германией; среди них будет и Вике-Фрейберга. Но люди в Прибалтике помнят, чем для них обернулась история: депортацией, подавлением, сталинским террором.

Красная армия пришла в Прибалтику не освободительницей, а оккупантом. Балтийские страны, переданные по пакту Молотова-Риббентропа против своей воли в советскую сферу влияния, в соответствии с решениями стран-победительниц, деливших в Ялте Европу, опять-таки оказались за железным занавесом. Для прибалтов Вторая мировая война завершилась не в мае 1945 года, а лишь после восстановления независимости их государств, на полвека исчезнувших с географических карт. Только в 1991 году с признанием их самостоятельности для эстонцев, латышей и литовцев закончилось иностранное господство.

Это их история, это наша история. С полным на то основанием прибалты ожидают, что их долгое время игнорировавшаяся точка зрения станет частью европейского видения истории, хотя бы теперь, после того как они стали членами ЕС. Почитание победы над гитлеровским фашизмом остается для них неполным, пока никто не задается вопросом, что же было потом.

Реакция в президентских администрациях в Прибалтике была различной. Литовец Валдас Адамкус и эстонец Арнольд Рюйтель отказались принять приглашение и участвовать в московских торжествах, посвященных победе. Вике-Фрейберга решила приехать. Однако не как молчаливая участница - она отправляется в Москву, чтобы найти там понимание прибалтийскому видению истории. Своими прозвучавшими на весь мир заявлениями, письмами коллегам - главам других государств, своими интервью она не устает объяснять, что означало окончание войны для прибалтов.

И без того постоянно натянутые отношения между Россией и прибалтийскими государствами лучше от этого не стали. Реакция Москвы на отказы от приглашения, последовавшие из Таллина и Вильнюса, была такой же неприветливой, как и на нравоучительные заявления из Риги. Если они хотят находиться в изоляции, пожалуйста, это их проблема, издевался председатель комитета Госдумы по международным отношениям Константин Косачев. Эстонские и литовские, а также латышские попытки "переписать историю", говорит он, "деструктивны и нетерпимы".

В российских средствах массовой информации прибалты вновь стали преподноситься как "добровольные нацистские коллаборационисты". Ошибочная и некорректная картина: большинство молодых мужчин, призванных в оккупированной Прибалтике на военную службу в немецкие части, были взяты туда насильно.

Однако факт остается фактом: в ретроспективе для многих прибалтов годы немецкой оккупации кажутся мягче, чем годы советской власти: потому что они дальше отстоят по времени, потому что они продолжались не так долго, потому что в тот период непосредственно пострадало меньшее число семей. То, что 90% еврейского населения было убито нацистскими палачами и их местными подручными, слишком часто отступает на задний план в сравнении со сталинскими процессами и депортацией.

До сего дня это приводит к ужасным искажениям истории, которые выливаются в безнаказанные антисемитские эксцессы и почести в отношении бывших эсэсовцев в виде памятников и маршей памяти. Но при всей справедливости критики нельзя упускать из вида, что "вечно вчерашние" и в Прибалтике составляют маленькую группу, которая не выражает позиции большинства.

Переосмысление собственного прошлого далось бы прибалтам легче, если бы Россия протянула им руку примирения, признав, что присоединение их государств к советской империи было неправомочным. Однако российское руководство отказывается называть оккупацию прибалтийских государств "оккупацией". Даже требование признать пакт Молотова-Риббентропа утратившим силу наталкивается на гранит, так как затем незаконным пришлось бы признать и установление советского режима в Прибалтике.

Поэтому в Эстонии, Латвии и Литве сохраняются опасения, что Москва все еще не смирилась с потерей своих бывших прибалтийских вассалов. Это затрудняет людям воспоминания об окончании войны. На днях глава Кремля Владимир Путин назвал распад Советского Союза "крупнейшей геополитической катастрофой века". На языке прибалтов эта катастрофа называется свободой.

Источник: Frankfurter Rundschau


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru