Архив
Поиск
Press digest
10 июля 2020 г.
2 мая 2005 г.

Фред Хайатт | The Washington Post

Цена путинского прессинга

Если на время забыть о морали, путинское постепенное удушение демократии в России можно рассматривать как ценный пример для изучения соотношения свободы и компетентного правления. Пока что можно сделать вывод о том, что по мере убывания свободы компетенция тоже проигрывает. Это может иметь определенные последствия для американской политики.

История не предполагает однозначной корреляции между демократией и экономическим ростом. Сингапур ограничил политическую свободу, однако построил экономику международного класса, демократическая Индия быстро развивается, однако на протяжении многих лет она проводила саморазрушительную экономическую политику.

Как бы то ни было, не удивительно, что общества, которые допускают критику власть имущих, в целом с большей готовностью вносят позитивные коррективы и двигаются вперед более быстрыми темпами - этот урок Россия, похоже, готова вновь преподать миру. "Становится очевидно, - говорит Егор Гайдар, - что те, кто изобрел систему сдержек и противовесов (принцип взаимозависимости и взаимоограничения ветвей государственной власти), не были глупейшими людьми в мире".

Егор Гайдар - российский экономист и бывший премьер-министр, одна из мировых "светлых голов". С уважением относясь к Путину, он временами проявлял осторожную поддержку, временами подвергал его умеренной критике. Однако во время недавнего визита в Вашингтон он был особенно мрачен не только в связи со сворачиванием демократии, но и в связи с оценкой практических последствий этого.

Хотя Путин "никогда особенно не верил в демократию", он пришел к власти в 2000 году со здоровой экономической и прагматичной внешней политикой, отметил Гайдар, и во время своего первого срока он провел ряд значительных реформ. Он действовал в России, в которой еще были некоторые сдержки и противовесы: СМИ и бизнес-истэблишмент, не контролировавшиеся Кремлем; региональные власти с собственной базой поддержки; парламент с жизнеспособной оппозицией.

Все это "к концу 2003 года было полностью или почти полностью уничтожено, шаг за шагом", говорит Гайдар. Поэтому, когда недавно Путин предложил реформу социальных льгот, никто не поднялся и не задал вопросы: ни думский комитет, ни телевидение, ни торговая палата. Реформы, насколько можно судить, были очень нужны, но глупо спланированы, что стало понятно только тогда, когда по всей стране прошли гневные акции протеста. Тогда Путин отступил.

Сейчас правительство вряд ли предпримет еще одну попытку в этом направлении - другие назревшие реформы решили попридержать. "Классический пример того, как злоупотребить окном возможности", - отмечает Гайдар. Макроэкономическая политика, хорошо реализовывавшаяся во время первого срока Путина, пошла в разгул. Одна внешнеполитическая ошибка следует за другой. Старшие советники в частном порядке жалуются на "дрейф" и неопределенность.

Пока цены на нефть остаются высокими, ни одна из этих проблем, похоже, не будет угрожать режиму Путина, считает Гайдар. Россия - это крупный экспортер нефти и газа, и ее доходы достаточно высоки для того, чтобы замазать практически любую ошибку.

Однако те же взмывающие цены могут в итоге обернуться погибелью для однопартийного государства, которое воссоздает Путин. Экономическое развитие в других секторах застопорилось, растет коррупция, с бюрократическими преступлениями смиряются, порой их даже поощряют. Как замечает Гайдар, "цены на нефть крайне негативно взаимосвязаны с IQ руководства".

Если эти цены упадут, россияне тут же обнаружат, что государство больше не в состоянии выполнять свои обязательства (перед офицерами, пенсионерами, учителями и так далее) и что независимый бизнес из других секторов слишком слаб, чтобы восполнить этот пробел. Эта ситуация знакома Гайдару, который изучал закат советской экономики с конца 1970-х, когда коммунистические кадры в конце брежневской эпохи верили в то, что цены на нефть будут высокими вечно, до унизительного распада государства-банкрота при Горбачеве в 1991 году.

На прошлой неделе Путин назвал этот крах "крупнейшей геополитической катастрофой века" и добавил: "Старые идеалы (были) разрушены". Вероятно, не стоит удивляться, что ветеран КГБ скорбит по идеалам государства-ГУЛАГа, но сложилось впечатление, что он забывает о его ужасной некомпетентности.

Если окажется, что Путин, крутой парень-исполнительный-и-энергичный, сможет выполнить хотя бы половину обещанного, то у США появится причина для беспокойства - за безопасность огромного ядерного арсенала России, например, или за тысячи ракет, которые могут уничтожить эту страну и мир.

Причина для тревог есть и у соседей России, потому что во внешней политике одна ошибка может спровоцировать другую. Ностальгия по империи, о которой говорит Путин, разжигая ее среди своего народа, провоцирует вмешательства в дела других государств (Грузии, Украины), которые приводят к унижениям, углублению народного чувства обиды, а это может заставить руководство предпринять дальнейшие ошибочные действия в отношении соседей.

Этот растущий национализм, говорит Гайдар, "является самой серьезной опасностью для России - и для мира".

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru