Архив
Поиск
Press digest
9 декабря 2019 г.
2 ноября 2007 г.

Мартин Ван Кревельд | Le Monde

Нужно ли бомбить Иран?

Иранскую власть, судя по ее поведению, охватила паника. И у нее есть на это все основания: немногим более месяца назад Израиль осуществил успешный авианалет на территорию Сирии, разбомбив то, что он счел ядерными объектами, и тем самым доказав уязвимость противовоздушной обороны российского производства (Иран имеет аналогичную систему).

За израильским премьер-министром Эхудом Ольмертом вырисовывается профиль Джорджа Буша. Эти два лидера неоднократно констатировали свою решимость помешать Ирану обзавестись ядерным оружием - если надо, с применением силы. И Ирану будет нечего им противопоставить. Международный институт стратегических исследований в Лондоне оценивает иранский военный бюджет приблизительно в 6,3 млрд долларов (4,3 млрд евро). Это немногим больше половины израильского военного бюджета и меньше 2% бюджета США. Возможно, сюда можно добавить секретные программы, но Иран в этом отношении - далеко не исключение.

Если Соединенные Штаты нападут на Тегеран (имеется в виду удар с использованием крылатых ракет и авиации), Ирану будет нечем ответить. Иранские сухопутные войска и военно-морские силы не подходят для отражения ударов такого рода. Возможно, у иранцев есть ракеты "Шихаб-3" требуемой дальности, но их очень мало и существуют большие сомнения в их надежности. Если эти ракеты оснастить обычными боеголовками, в военном отношении их воздействие будет практически ничтожно. Напротив, если боеголовки будут неконвенциональными, Иран рискует испытать на себе то, что незадолго до начала первой войны в Персидском заливе израильский премьер-министр Ицхак Шамир назвал "страшными и ужасными" мерами.

Нечем похвастаться и иранской авиации. Уже в 1988 году, по окончании ирано-иракской войны иранский воздушный флот, укомплектованный старыми машинами американского производства, не был на ходу, если можно так выразиться. С тех пор, помимо иракских самолетов, перелетевших в Иран во время войны в Персидском заливе 1991 года (которые, возможно, уже тоже не в строю), единственными, вроде бы, имевшими место приобретениями были несколько российских истребителей. Только несколько свидетелей видели эти истребители. И даже если они есть у Ирана, эти самолеты не могут долететь до Израиля без дозаправки в воздухе, во время которой их легко сбить.

Иран также строит собственные самолеты. Представленный на недавнем показе и окрещенный Saeqeh ("молния") самолет - вариация американского F-5 Tiger. Разработанный в 1950-е годы, а затем усовершенствованный, F-5 был снят с вооружения американской армии. Поэтому он продавался другим странам, в частности Ирану, Иордании и многим странам Латинской Америки, не имеющим технической возможности эксплуатировать более сложные машины. Самый выдающийся бой F-5, несомненно, состоялся в фильме 1986 года "Лучший стрелок" (Top Gun), где он "сыграл роль" воображаемого советского МиГа.

Иран также копировал некоторые модели, привнеся в них улучшения. Однако очевидно, что у Saeqeh нет ни малейшего шанса перед лицом истребителей, сделанных по последнему слову военной техники. Да и этих самолетов у Тегерана очень мало, и так же, как и российские истребители, они не смогут долететь до Израиля без дозаправки в воздухе.

Другим решением для иранцев могло бы стать разжигание конфликтов в зоне Персидского залива - видимо, именно эта мысль мелькнула в голове главы ракетных подразделений Пасдаран, генерала Махмуда Шахарбаги, когда он заявил, что может запускать "11000 ракет в минуту". Нелепость. Ни у одной страны нет таких возможностей - исключением может быть только "Катюша", но это ракеты малой дальности и малой точности. Силы американцев и их союзников в регионе Персидского залива должны суметь противостоять угрозе иранских ракет. Иначе зачем содержать в регионе 40 тыс. военных (не считая дислоцированных в Ираке) и две или три группировки морской авиации численностью 25 тыс. человек?

Последний вариант Тегерана - организовать теракты против Запада. Но в стратегическом отношении эффективность таких акций практически равна нулю: в конце концов, крупнейшие в истории теракты 11 сентября ничуть не подорвали боеспособность американских вооруженных сил. Согласованную террористическую кампанию, в отличие от разрозненных терактов, легче объявить, чем организовать, так как многое может не получиться. В 1991 году уже опасались, как бы Саддам Хусейн не учинил кампанию такого рода: в конечном итоге все ограничилось одним-единственным терактом.

Ничто из вышесказанного не означает, что США или Израиль должны отреагировать нападением на Иран. Нет уверенности в том, что иранские ядерные объекты, многочисленные, рассеянные по всей территории и хорошо спрятанные, действительно можно уничтожить, и, в отличие от нападений, осуществленных Израилем на Ирак (в 1981 году) и на Сирию, на этот раз нельзя полагаться на эффект неожиданности. Совершенно неясно к тому же, будут ли эти нападения, если они вообще осуществимы, хоть сколько-нибудь полезны.

После 1945 года не было и года, чтобы мир не услышал голоса, в большинстве своем американские, предсказывающие миру ужаснейшие мучения в случае, если новые страны получат в свое распоряжение ядерное оружие. Однако до сих пор ничто не подтвердило правоту этих Кассандр. Напротив, повсюду, где появлялось ядерное оружие, его обладатели прекращали вести масштабные военные действия. Отметим, что генерал Джон Абизайд, бывший главнокомандующий американских войск на Ближнем Востоке, недавно пополнил длинный список экспертов, которые, как и он, считают, что мир вполне может сосуществовать с Ираном, обладающим ядерным оружием. Именно эту точку зрения стоит иметь в виду, если мы не хотим, чтобы вызывающая позиция Махмуда Ахмадинежада толкнула кого-нибудь к глупости.

Мартин Ван Кревельд - профессор Иерусалимского университета, специалист по стратегическим вопросам

Источник: Le Monde


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru