Архив
Поиск
Press digest
16 апреля 2021 г.
3 декабря 2004 г.

Стив Лизман | The Wall Street Journal

Неустойчивое равновесие демократии

Политические перемены в России высвечивают зыбкость отношений с США

Глядя на предлагаемое прекращение губернаторских выборов в России, разгром прессы в Белоруссии, махинации на выборах на Украине, понимаешь, что демократия в бывшем СССР достигла состояния неустойчивого равновесия.

Это не может не тревожить; в бывшем СССР около 202 млн человек, похоже, отходят от демократии. Но беспокойство вызывает также будущее свободной торговли и иностранных инвестиций в регион и, что менее очевидно, их влияние на американские международные корпорации.

Распад СССР был важнейшим политическим событием после окончания Второй мировой войны. Народам Восточной Европы и Азии он принес выгоды в виде свободы, а простым американцам - в виде сокращения на десятки миллиардов долларов военных бюджетов времен холодной войны.

Нам предстоит потерять эти выгоды? Можем ли мы объединиться с Германией, Францией и другими европейцами, чтобы вновь поставить на рельсы демократию в этой части мира, или Ирак разделил нас настолько, что мы уже не можем вместе добиваться общей цели?

В настоящий момент мы стоим на пороге не менее драматичных событий. Распространится ли на крупные части бывшего СССР китайская модель с открытой экономикой и закрытой или полузакрытой политической системой? Нынешним летом в Москве я спросил экономиста Всемирного банка Кристофа Руэла, будет ли она эффективной в России.

"В какой-то период это может быть выгодно, - ответил он. - Но необходимо понимать, что в долгосрочной перспективе невозможно обойтись без свободы и дебатов, этого продуктивного хаоса, рождающего перемены".

Меня заставили думать над этими вопросами высказывания многих иностранных бизнесменов, с которыми мне довелось говорить, приветствовавшими стабильность, предлагаемую российским президентом Владимиром Путиным. Руэл добавил: "Некоторое время великодушный диктатор может делать что-то хорошее. Но я не знаю никого, кто делал бы это всегда. Не думаю, что в данном случае будет по-другому"

Во время моей поездки в Москву экономически страна выглядела лучше, чем когда-либо. Нефтяной бум в какой-то мере выплеснулся на улицы. Но в политическом смысле она сделала много шагов назад.

Телевидение находилось под жестким государственным контролем. Основатель нефтяного гиганта ЮКОС Михаил Ходорковский сидел в тюрьме по обвинению в неуплате налогов, которые все открыто называли сфабрикованными. Правительство намерено возместить часть налогового долга ЮКОСа в 24 млрд долларов, продав главное производственное подразделение компании на аукционе, где стартовая цена составляет всего 8,65 млрд долларов.

И этой стабильности аплодировали руководители иностранного бизнеса? Если Руэл прав в отношении ограниченности выгод китайской модели, то эти бизнесмены недальновидны. Хаос, порождаемый демократией, обеспечивает стабильность при смене режима.

Посмотрите на Ходорковского. Каким бы ни был его "контракт" с режимом Ельцина, он не выжил при переходе к режиму Путина. А преследования Ходорковского и ЮКОСа за налоговые махинации вызывают серьезные вопросы по поводу законности в стране, хотя российские власти пытаются представить это как прямо противоположное явление.

"Конечно, в то, что дело ЮКОСа является примером верховенства закона, в России уже никто не верит, - писал недавно в газете Moscow Times ректор Новой школы экономики в Москве Сергей Гурьев. - Все мы жили в Советском Союзе и умеем расшифровывать официальную пропаганду".

Иностранные компании тоже не заблуждаются. Распад СССР стал водоразделом для таких межнациональных корпораций, как Coca-Cola, Boeing и Deere, открывая для них рынок размером с американский. Конечно, следующее десятилетие было нелегким для тех, кто стремился на новый рынок, но одни добились успеха, а другие не утратили надежду. Неудивительно, что межнациональные нефтяные компании не становятся в очередь, чтобы подать заявку на подразделение ЮКОСа.

Через несколько дней после объявления спорных результатов украинских выборов Путин назвал их "открытыми и честными". США, конечно, так не думают, и мечутся между жесткой и мягкой линией по отношению к Путину в связи с этим.

Администрации Буша в данном случае не позавидуешь. В отличие от 1990-х годов, Россия, похоже, нужна нам больше, чем мы ей. Мы позвали Россию на помощь в войне с терроризмом и хотели бы не замечать, что правительство Путина активно выступало против нашей войны в Ираке. Популярность Путина отчасти зиждется на имидже человека, противостоящего давлению Запада и обеспечивающего стабильность. Чем сильнее мы толкаем, тем дальше можем его оттолкнуть, а это означает, что нам, возможно, придется пожертвовать Украиной ради отношений с Россией.

Как это согласуется с нашей внешней политикой, объявленной целью которой является распространение в мире демократии? Не глупо ли принести в жертву демократию для 202 млн на Украине в России и Белоруссии ради 25 млн иракцев?

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru